Бесплатная консультация юриста в Москве
8 499 705-84-25
Поиск

Консультируйтесь с юристом онлайн

212 юристов готовы ответить сейчас
Ответ за 15 минут
212 юристов сейчас на сайте
  1. Категории
  2. Уголовное право

Осужденный по статье 229.1 ч.3

был осуждён Октябарьским районым судом г.Иркутска в 2014 23 февраля и приговорён к 10г 6мес. лишения свободы строгого режима.уголовное дела сфабрикованно следствиям и основываеться на не допустимых доказательствах.Состав приступления трактуеться лицом совершившее данное приступления по ст229.1.ч3 в отношений лица у которого нет состава приступления контрабанды.

Уголовное дело основываеться на том что лицо получивший на почте Россий не заказанное данным лицом однажды отнёс её товарищу внутри данной поссылки окозалось вещество белого цвета в следствий экспертизы установилось (GWH).

Пошёл получать поссылку второи раз,данные поссылки шли из-за границы К.Н.Р

Получатель данное лицо заказчиком не является и следствием не установлено кто является заказчиком.

Хочу узнать почему состав приступления отправителя трактуеться в отношений получателя,т.к. следствием предворительный зговар получателья отправителям следствием не устанновлен.

Почему получатель данных поссылок понёс уголовную ответственность по статье 229.1ч.3(контрабанда)

Отправитель следствием не устанновлен.Счетаю что получатель должен был нести уголовную ответственность по ст228 (приобретения)т.к. деиствия получателя были совершенны на територий РФ и не покидая её.

18 Сентября 2014, 18:37, вопрос №561919 Алексей, г. Иркутск
Свернуть

Екатерина Белова

Сотрудник поддержки Правовед.ru

Похожие вопросы уже рассматривались, попробуйте посмотреть здесь:

Задать вопрос юристам сайта.

Сегодня 03.12.2016 мы ответили на 903 вопроса. Среднее время ответа — 14 минут.

Ответы юристов (4)

  • Адвокат - Филимонов Дмитрий Александрович
    Филимонов Дмитрий Александрович
    Адвокат, г. Пенза
    • 215ответов
    • 80отзывов

    Не обрадую Вас. но законодатель считает, что преступление, предусмотренное ст. 229.1 УК РФ, считается оконченным с момента перемещения соответствующих предметов через таможенную границу Таможенного союза либо государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза (это из постановления ВС РФ) 

    18 Сентября 2014, 20:17
    Ответ юриста был полезен? + 0 - 0
    Свернуть

    Уточнение клиента

    это понятно что момент преступления окончен с момента пересечения посылки РФ.

    Интересует вот что кто несёт ответственность отправитель или получатель?? в чих действиях предусматриваеться состав преступления контрабанды если сговор предворительный следствиям не установлен. Получаеться что действия получателя должны квалифицироваться как приобретения то ч.2 ст.228 т.к. действия получателя были совершины на тереторий РФ.

    Есть смысл бороться за то что бы действия получателя были переквалифицированы на ч.2 ст.228 т.к. получатель не является заказчиком данных поссылок не их владельцом (данной поссылки не принадлежали получателю) получатель был использован в качестве подставного лица.

    21 Сентября 2014, 18:54

    Уточнение клиента

    p.s в деиствя отправителья входит перессылка с сокрытием от таможенного контроля незаконного товара. Состав контрабанды в коментариях состоит в том что деиствия на совершения контрабанды входит следющее:

    сокрытие

    перессылка т.е отправка адресату и как вы уже указали ввоз на тереторию РФ состав преступления контрабанды окончен после того как почтовое отправления прибыло на таможеную границу РФ

    23 Сентября 2014, 12:27

    Уточнение клиента

    ПОМОГИТЕ РАЗОБРАТЬСЯ В ПРАВОСУДИЕ И ГУМАННОСТИ!!!!!

    23 Сентября 2014, 13:32

    Уточнение клиента

    Т.к данное лицо (получатель) несёт наказание уже 2 года в строгих условиях содержания .

    23 Сентября 2014, 13:33
  • Адвокат - Филимонов Дмитрий Александрович
    Филимонов Дмитрий Александрович
    Адвокат, г. Пенза
    • 215ответов
    • 80отзывов

    Могу только сообщить Вам, что изучение практики применения статьи 229.1ч.3 показывает, что получатель грузов несёт уголовную ответственность по указанной статье.  

    23 Сентября 2014, 13:43
    Ответ юриста был полезен? + 0 - 0
    Свернуть

    Уточнение клиента

    Ведь получатель не явлаеться заказчиком и не являеться отправительям,в деиствиях которого трактуеться ст229.1ч.3 У.К РФ

    Есть какие либо шансы?переквалифецыровать ст с 229.1 на 228 если есть то какие шанс из 100%

    23 Сентября 2014, 18:51
  • Адвокат - Филимонов Дмитрий Александрович
    Филимонов Дмитрий Александрович
    Адвокат, г. Пенза
    • 215ответов
    • 80отзывов

    К сожалению по моему мнению шансов нет. 

    приведу примеры:

    ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
    АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕот 5 июня 2014 г. N 5-АПУ14-26сп
    Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего: Магомедова М.М.судей: Старкова А.В., Шмаленюка С.И.с участием: государственного обвинителя — прокурора Митюшова В.П.; осужденного: Саад Д.Ф., защитников осужденного — адвокатов Слипченко Г.А., представившего удостоверение N <...> и ордер N <...> от 20 февраля 2014 года, Карпушкина А.С., представившего удостоверение N <...> и ордер N <...> от 5 июня 2014 года, переводчика: А.при секретаре: Барченковой М.А.рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу адвоката Слипченко Г.А. в защиту интересов осужденного Саад Д.Ф. на приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 13 февраля 2014 года, по которомуСаад Д.Ф., <...>, несудимыйосужден по п. «б» ч. 4 ст. 229.1 УК РФ к 16 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы.В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.Заслушав доклад судьи Шмаленюка С.И., изложившего содержание обжалуемого приговора, доводы апелляционной жалобы, объяснения осужденного Саад Д.Ф. и его защитников адвокатов Слипченко Г.А., Карпушкина А.С., поддержавших доводы жалоб, мнение государственного обвинителя Митюшова В.П., полагавшего приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия
    установила:
    На основании вердикта коллегии присяжных заседателей Саад Д.Ф. признан виновным в незаконном перемещении через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотических средств в особо крупном размере, в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере.Преступления совершены 24 марта 2013 года в Международном аэропорту "<...>" при обстоятельствах, изложенных в приговоре.В апелляционной жалобе адвокат Слипченко Г.А. в интересах осужденного Саад Д.Ф. выражает несогласие с приговором в связи с существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона, несправедливостью назначенного наказания.Указывает, что в судебном заседании доказан только факт перемещения наркотических средств через таможенную границу. Однако сторона обвинения не представила доказательств того, что эти деяния совершил осужденный и у него был умысел на совершение деяний, по которым ему предъявлено обвинение.При составлении вопросного листа председательствующим не учитывалась позиция стороны защиты, замечания стороны защиты по вопросному листу оставлены без внимания.Допущенные нарушения закона являются основанием к отмене приговора.Просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель Бунтин Д.И. считает приговор законным и обоснованным и просит оставить его без изменения.Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в судебном заседании с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ.После формирования коллегии присяжных заседателей председательствующим у сторон выяснялся вопрос о тенденциозности ее состава, однако никаких заявлений по этому поводу сторонами сделано не было (т. 4 л.д. 201).Судебная коллегия не может согласиться с доводами апелляционной жалобы о нарушении уголовно-процессуального закона в процессе судебного следствия. Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей. Представленные сторонами доказательства были исследованы, заявленные сторонами ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке. При окончании судебного следствия каких-либо ходатайств от участников процесса не поступило (т. 5 л.д. 36).Все доказательства, исследованные в судебном заседании, были обоснованно признаны судом допустимыми, поскольку получены с соблюдением требований норм уголовно-процессуального закона. Данных о том, что в судебном заседании с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, или сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, не установлено.В ходе судебного следствия председательствующим были созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им законом прав.Из протокола судебного заседания следует, что стороны не были ограничены в возможности задавать вопросы свидетелям. Председательствующий обоснованно снимал вопросы сторон не относящиеся к установлению фактических обстоятельств дела.Все ходатайства, заявленные сторонами в ходе судебного следствия, обсуждались, выяснялось мнение участников судебного разбирательства, после чего суд удовлетворял заявленные ходатайства, либо с приведением мотивов принятого решения выносил постановление об отказе в удовлетворении ходатайств.В соответствии с ч. 8 ст. 335 УПК РФ данные о личности подсудимого подлежат исследованию с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется. Запрещается исследовать факты прежней судимости, признания подсудимого хроническим алкоголиком или наркоманом, а также иные данные, способные вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого.При рассмотрении дела судом эти требования закона выполнены.В случае высказывания участников процесса о личности подсудимого, председательствующий прерывал выступающих, делал им замечание и просил присяжных не принимать во внимание этот факт.Разъяснение председательствующего присяжным заседателям о том, что они не должны принимать во внимание информацию о личности подсудимого, не подлежащую исследованию с их участием, имели место в ходе всего судебного разбирательства и в напутственном слове (т. 4 л.д. 165).Из протокола судебного заседания следует, что председательствующий судья также останавливал стороны, когда они затрагивали такие обстоятельства, которые не подлежали рассмотрению с участием присяжных заседателей, и обращал внимание присяжных заседателей на необходимость не учитывать такие высказывания при решении вопроса о виновности или невиновности подсудимых (в том числе об их семейном положении). Напоминание об этом сделано председательствующим и в напутственном слове. Разъясняя правила оценки доказательств, председательствующий в очередной раз напомнил присяжным заседателям о том, что они не должны принимать во внимание прозвучавшие в судебном заседании сведения, не относящиеся к делу (т. 4 л.д. 170).Из протокола судебного заседания следует, что вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, были сформулированы в соответствии с требованиями ст. 338, 339 УПК РФ.При этом в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 338 УПК РФ председательствующий предоставил возможность сторонам высказать свои замечания по содержанию вопросов и внести предложения о постановке новых вопросов.Замечания и предложения стороны защиты по сформулированным вопросам председательствующим были рассмотрены, после чего все вопросы были сформулированы в окончательном варианте в отношении подсудимого в соответствии с предъявленным ему обвинением, с учетом результатов судебного следствия, прений сторон. Вопросный лист оглашен в присутствии присяжных заседателей и передан их старшине (т. 5 л.д. 57).Вопреки доводам жалобы адвоката, в соответствии с ч. 2 ст. 339 УПК РФ в вопросном листе возможна постановка одного основного вопроса о виновности подсудимого, являющегося соединением вопросов: доказано ли, что деяние имело место; доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; виновен ли подсудимый в совершении этого деяния.Напутственное слово председательствующего, приобщенное к протоколу судебного заседания, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.Выслушав возражение адвоката Слипченко Г.А. в связи с неполным выражением позиции защиты, председательствующий его обоснованно отклонил, поскольку в соответствии со ст. 340 УПК РФ председательствующий только напоминает об исследованных в судебном заседании доказательствах, как уличающих подсудимого, так и оправдывающих его, не выражая при этом своего отношения к этим доказательствам и не делая выводов из них.Других возражений сторон о нарушении председательствующим принципа объективности и беспристрастности после произнесения напутственного слова не поступило (т. 5 л.д. 59).Председательствующий признал вердикт присяжных заседателей ясным и непротиворечивым.В соответствии с действующим законодательством сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями. Фактические обстоятельства, установленные вердиктом коллегии присяжных заседателей, в соответствии со ст. 389.27 УПК РФ не могут быть оспорены в апелляционном порядке. Поэтому доводы адвоката о том, что стороной обвинения не представлено доказательств, свидетельствующих о виновности Саад Д.Ф. в совершенных преступлениях, не могут быть признаны обоснованными.Приговор постановлен председательствующим согласно требованиям ст. 351 УПК РФ, определяющей особенности в суде с участием присяжных заседателей.Обвинительный приговор в отношении Саад Д.Ф. основан на вердикте коллегии присяжных заседателей, который в соответствии со ст. 348 УПК РФ обязателен для председательствующего судьи.В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей действия осужденного Саад Д.Ф. председательствующим квалифицированы правильно по п. «б» ч. 4 ст. 229.1 УК РФ, ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ.При назначении Саад Д.Ф. наказания судом учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности осужденного, влияние назначенного наказания на условия жизни его семьи, смягчающие обстоятельства.Выводы суда о необходимости назначения осужденному наказания, связанного с лишением свободы, отсутствие оснований для применения ст. 64, 73 УК РФ, изменения категории преступлений на менее тяжкие, мотивирован.Оснований для признания назначенного осужденному Саад Д.Ф. наказания несправедливым вследствие чрезмерной суровости, Судебная коллегия не усматривает.Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда с участием присяжных заседателей, не имеется.Руководствуясь ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ,
    определила:
    Приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 13 февраля 2014 года в отношении Саад Д.Ф. оставить без изменения, а апелляционную жалобу адвоката Слипченко Г.А. — без удовлетворения.Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке судебного надзора, установленном главой 48.1 УПК РФ, в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение одного года с момента его провозглашения.

    ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
    АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕот 16 июля 2014 г. N 66-АПУ14-43СП
    Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составепредседательствующего Червоткина А.С., судей Боровикова В.П., Фетисова С.М., с участием адвокатов Якимова И.Н., Кротовой С.В., прокурора Кечиной И.А., при секретаре Ивановой А.А. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Инютиной Л.И. на приговор Иркутского областного суда от 1 апреля 2014 года, которым: БЕРДНИК А.М., <...>, 8 февраля 2011 г. судимый по п. «в» ч. 4 ст. 162, п. п. «а», «в» ч. 2 ст. 158, п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года, оправдан по п. «б» ч. 4 ст. 229-1, ч. 1 ст. 30 и ч. 5 ст. 228-1 УК РФ за отсутствием события преступления на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей.За ним признано право на реабилитацию; ПРЕИН Д.В., <...>, несудимый, оправдан по ст. ст. 33 ч. 5 и 229.1 ч. 4 п. «б», 33 ч. 5, 30 ч. 1 и 228-1 ч. 5 УК РФ за отсутствием события преступления на основании вердикта коллегии присяжных заседателей.За ним признано право на реабилитацию.Приговором разрешен вопрос о процессуальных издержках и определена судьба вещественных доказательств.Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения адвокатов Якимова И.Н. и Кротовой С.В., возражавших против удовлетворения апелляционного представления, выступление прокурора Кечиной И.А., полагавшей отменить приговор по доводам апелляционного представления, Судебная коллегия
    установила:
    Бердник А.М. и Преин Д.В. обвиняются в том, что совместно с не установленным в ходе предварительного следствия лицом осуществили контрабанду наркотического средства <...> в особо крупном размере из <...> в <...>.Бердник А.М. и Преин Д.В. также обвиняются в том, что приготовили данное наркотическое средство массой 1026,884 грамма к незаконному сбыту, однако преступление не было доведено до конца по не зависящим от них обстоятельствам.Преступления совершены при следующих обстоятельствах.Бердник А.М., имея умысел на незаконное перемещение из <...> через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотических средств в особо крупном размере и их незаконный сбыт, в феврале 2013 года (более точная дата следствием не установлена, но не позднее 25 числа) посредством сети <...> посетил не установленный в ходе расследования сайт, где в результате общения с не установленным в ходе следствия лицом вступил с ним в предварительный сговор, направленный на незаконное перемещение из <...> в <...> наркотического средства <...> массой 1 килограмм путем отправки международного почтового отправления с содержащимся в нем наркотическим средством.В ходе общения с неустановленным лицом Берднику А.М. были предоставлены реквизиты для безналичной оплаты за наркотическое средство, после чего Бердник А.М. посредством пополнения счета банковской карты клиента оплатил стоимость наркотического средства в размере <...> рублей.Не позднее 25 февраля 2013 года, Бердник А.М. предложил своему знакомому Преину Д.В. оказать содействие в незаконном перемещении из <...> через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотических средств в особо крупном размере и незаконном получении Бердником А.М. указанных наркотических средств для их последующего сбыта, отведя ему роль получателя международного почтового отправления с содержащимся в нем наркотическим средством <...> массой 1026,884 грамма из <...> на свои имя и адрес за вознаграждение в виде 1/4 части содержащегося в указанном международном почтовом отправлении наркотического средства.Преин Д.В. был осведомлен о незаконном характере и содержании международного почтового отправления. Действуя из корыстных побуждений, он согласился на предложение Бердника А.М. После этого Бердник А.М. сообщил неустановленному лицу сведения о Преине Д.В. и его адрес для оформления последнего в качестве получателя международного почтового отправления, содержащего наркотическое средство, указав при этом в качестве контактного телефона абонентский номер <...>, который находился в его личном пользовании.Не позднее 25.02.2013 г. не установленное в ходе расследования лицо, находясь на территории <...>, поместило наркотическое средство <...> массой 1026,884 грамма в полость надувной резиновой лодки с целью сокрытия от таможенного контроля незаконного характера почтового отправления. 25 февраля 2013 года неустановленное лицо, находясь на территории <...>, указав в качестве получателя Преина Д., проживающего по адресу: г. <...> улица <...> дом <...>, квартира <...>, согласно предварительной договоренности отправило Берднику А.М. с Преиным Д.В. (на имя последнего) с территории <...> на территорию <...> в г. <...> указанное международное почтовое отправление, которому был присвоен почтовый идентификатор N <...> с сокрытием от таможенного контроля наркотического средства <...> массой 1026,884 грамма, указав в почтовой накладной в качестве предмета, перемещаемого через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, лодку. Неустановленное лицо посредством сети "<...>" уведомило Бердника А.М. о направлении в адрес Преина Д.В. наркотического средства, которое будет находится в полости резиновой лодки.3 марта 2013 года указанное международное почтовое отправление поступило в федеральную таможенную службу аэропорт <...> <...> таможни. 4 марта 2013 года в отношении данного международного почтового отправления таможенными органами было принято решение о выпуске его в свободный оборот.12 марта 2013 года в период времени с 15 час. 45 мин. до 17 час. 10 мин. в постоянной зоне таможенного контроля в месте международного почтового обмена Иркутского магистрального сортировочного центра, расположенного по адресу: <...> в ходе таможенного досмотра международного таможенного отправления N <...>, присланного из <...> в <...>, в полости резиновой лодки обнаружено и изъято наркотическое средство <...> массой 931,049 грамма. Оставшаяся часть наркотического средства массой 95,835 грамма в целях дальнейшего проведения оперативно-розыскного мероприятия «контролируемая поставка» была оставлена в указанном международном почтовом отправлении. 13 марта 2013 года в 16 час. 20 мин. около дома <...> г. <...> международное почтовое отправление N <...> с находящимся в нем наркотическим средством было получено Преиным Д.В.Далее Бердник А.М. и Преин Д.В. на автомашине <...> государственный регистрационный номер <...> региона перевезли указанное наркотическое средство в квартиру <...> г. <...>.После этого Бердник А.М. и Преин Д.В., реализуя умысел, направленный на незаконный сбыт наркотического средства в особо крупном размере, будучи не осведомленными об изъятии из незаконного оборота части наркотического средства <...> массой 931, 049 грамма, находясь по указанному выше адресу, используя шпатель, кисточку, резиновые перчатки, респираторную маску, металлический таз, растворитель, отрезок полиэтилена, нож, извлекли из полости лодки наркотическое средство <...> массой 95,835 грамма и, используя имеющиеся в квартире электронные весы, установили, что масса наркотического средства не соответствует заказанному.Наркотическое средство <...> массой 1026,884 грамма было приготовлено Бердником А.М. при содействии Преина Д.В. к дальнейшему незаконному сбыту. Однако преступление не было доведено до конца по не зависящим от Бердника А.М. и Преина Д.В. обстоятельствам, поскольку произошло изъятие данного наркотического средства сотрудниками <...> таможни из незаконного оборота 12 марта 2013 года при проведении таможенного досмотра международного почтового отправления и 13 марта 2013 года в ходе проведения обыска в квартире.Коллегия присяжных заседателей признала недоказанным совершение деяния, а поэтому суд оправдал их по предъявленному обвинению в связи с отсутствием события преступления.В апелляционном представлении и дополнениях к нему государственный обвинитель Инютина Л.И. ставит вопрос об отмене приговора в отношении Бердника А.М. и Преина Д.В. ввиду систематического нарушения уголовно-процессуального закона стороной защиты, что повлияло на мнение присяжных заседателей, и о направлении дела на новое судебное разбирательство.По ее мнению, в ходе судебного разбирательства были нарушены положения ст. ст. 334 — 336 УПК РФ. Нарушения закона выразились в следующем.В ходе судебного разбирательства подсудимые довели до присяжных заседателей информацию о нахождении на их иждивении малолетних детей, неоднократно акцентировалось внимание присяжных заседателей на наличие у подсудимых наркотической зависимости, что следовало из наркологических экспертиз, исследованных стороной защиты, хотя государственный обвинитель возражал против подобных действий председательствующего, разрешившего защитникам исследовать эти документы.Данное решение председательствующего противоречит ч. 8 ст. 335 УПК РФ. Исследованная информация вызвала жалость у присяжных заседателей.По мнению автора апелляционного представления, в судебном заседании были нарушены положения ст. 15 УПК РФ о состязательности сторон в уголовном процессе. Председательствующий запретил стороне обвинения доводить до присяжных заседателей показания свидетелей, которые имели значение для установления фактических обстоятельств дела.При допросе специалиста-нарколога суд лишил государственного обвинителя возможности довести до сведения присяжных показания в части последствий употребления наркотических средств — курительных смесей. Председательствующий не позволил стороне обвинения довести в полном объеме до сведения присяжных СМС-сообщения с телефона Бердника А.М. о реализации наркотических средств, мотивируя это тем, что указанные разговоры не имеют отношения к фактическим обстоятельствам рассматриваемого дела, тогда как государственный обвинитель, заявляя ходатайство, указывал, что эти доказательства подтверждают мотив и умысел Бердника А.М. на сбыт наркотических средств в течение продолжительного времени.Несмотря на возражения государственного обвинителя, председательствующий удовлетворил ходатайство стороны защиты о доведении до сведения присяжных способа выхода на сайты, касаемые курительных смесей, посредством демонстрации на компьютере. Государственный обвинитель считает, что подобные сведения не имели отношения к рассматриваемому уголовному делу, поскольку Бердник А.М. не указывал, с какого именно сайта Интернета он заказал наркотические средства. Эти обстоятельства повлияли на формирование у присяжных заседателей предубеждения, способствовавшего вынесению оправдательного вердикта.В апелляционном представлении в обоснование своей просьбы государственный обвинитель ссылается и на другие доводы.В нарушение требований ст. 336 УПК РФ сторона защиты, выступая в прениях, систематически касалась обстоятельств, не имеющих отношения к доказанности обстоятельств совершения преступлений.Более того, защитники в своих выступлениях неоднократно упоминали о том, что их подзащитные в период допроса находились в наркотическом опьянении, ставя при этом под сомнение допустимость показаний подсудимых, данных на предварительном следствии, где они полностью признавали себя виновными и изобличали друг друга, несмотря на то, что судом вопросы допустимости показаний подсудимых были проверены и разрешены в отсутствие присяжных. Суд неоднократно останавливал выступления защитников, делал им замечания и разъяснял присяжным о том, чтобы они не принимали во внимание высказывание последних при вынесении вердикта.Сторона защиты в своих выступлениях также неоднократно касалась вопросов трудоустройства и источников получения подсудимыми доходов.В ходе судебного разбирательства сторона защиты "… выясняла у свидетеля С. юридические и процессуальные вопросы...", которые председательствующий снимал (53 и 54 листы протокола судебного заседания), но никаких разъяснений присяжным заседателям не делал.Аналогичным образом председательствующий поступил тогда, когда сторона защиты выясняла вопросы по факту задержания и "… другой процессуальный вопрос..." (56 и 88 листы протокола судебного заседания).Автор апелляционного представления полагает, что в действиях оправданных усматривается идеальная совокупность преступлений (контрабанда и приготовление к сбыту наркотических средств), а поэтому по каждому преступлению не нужно было ставить отдельные вопросы.Председательствующий необоснованно отказал стороне обвинения в удовлетворении ходатайства об изменении порядка постановки вопросов (при обсуждении проекта вопросного листа). Было предложено вначале поставить вопросы о доказанности события, связанного с приготовлением к сбыту наркотических средств, а затем вопросы о контрабанде.В возражениях на апелляционное представление адвокаты Соболев А.Ю. и Якимов И.Н. приводят суждения относительно несостоятельности позиции его автора.Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционного представления, а также возражения на него, Судебная коллегия считает необходимым приговор оставить без изменения, а апелляционное представление — без удовлетворения.Согласно ч. 1 ст. 389-25 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен, в том числе, по представлению прокурора лишь при наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора (применительно к рассматриваемому уголовному делу) на представление доказательств либо повлияли на содержание постановленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов.Таких нарушений уголовно-процессуального закона в апелляционном представлении не приведено.Вместе с тем следует отметить, что некоторые доводы апелляционного представления не основаны на материалах уголовного дела. В ходе судебного разбирательства подсудимый Преин Д.В. не озвучивал в присутствии присяжных заседателей информацию о наличии у него ребенка, что подтверждается протоколом судебного заседания. Об этом же никогда не говорил его защитник. Ни на чем не основано заявление государственного обвинителя о доведении адвокатом Соболевым А.Ю. до присяжных заседателей информации о нахождении Преина Д.В. в момент допроса на предварительном следствии в наркотическом опьянении.Из протокола судебного заседания (т. 9 л.д. 120) усматривается, что защитник подсудимого Бердника А.М. — адвокат Якимов И.Н. в присутствии присяжных заседателей, оценивая показания подсудимых в ходе предварительного следствия, в судебных прениях сообщил об употреблении Бердником А.М. и Преиным Д.В. наркотических средств. Данное обстоятельство имело место до их задержания и допроса.Однако председательствующий прервал речь защитника и обратился к присяжным заседателям с соответствующими разъяснениями и просьбой о том, чтобы они не принимали во внимание изложенную информацию при вынесении вердикта. При этом адвокату Якимову И.Н. было сделано замечание о недопустимости совершения действий, свидетельствующих о незаконности представленных на их суд доказательств.С аналогичными разъяснениями и просьбой председательствующий обратился к присяжным заседателям при произнесении напутственного слова (т. 7 л.д. 244).Таким же образом председательствующий поступил при доведении подсудимым Бердником А.М. информации о наличии у него несовершеннолетнего ребенка.В то же время нельзя согласиться с утверждением автора апелляционного представления о том, что последняя информация вызвала у присяжных заседателей жалость к подсудимым, а это, в свою очередь, повлияло на вынесение оправдательного вердикта.Такие заявления носят произвольный характер. В данном случае необходимо учитывать и ряд других обстоятельств.В процессе формирования коллегии присяжных заседателей государственный обвинитель Инютина Л.И. не ходатайствовала о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава. Она же не делала заявлений о неспособности сформированной коллегии присяжных заседателей правильно разобраться в уголовном деле и вынести законный вердикт.В судебном заседании в ходе исследования наркологических экспертиз сторона защиты довела до присяжных заседателей сведения о наличии у подсудимых наркотической зависимости. Несмотря на возражения государственного обвинителя против исследования указанных выше материалов, председательствующий разрешил стороне защиты огласить выводы данных экспертиз.Судебная коллегия считает, что подобные действия председательствующего и стороны защиты не являются нарушением уголовно-процессуального закона.Согласно ч. 8 ст. 335 УПК РФ данные о личности подсудимых могут быть исследованы в присутствии присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которых они обвиняются.Бердник А.М. и Преин Д.В. обвиняются, в том числе, в приготовлении к сбыту наркотических средств.Сторона защиты придерживалась версии о том, что их подзащитные не намеревались сбывать наркотические средства.Подсудимые в присутствии присяжных заседателей сообщили об употреблении ими курительных смесей.Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что исследование наркотических экспертиз связано с позицией стороны защиты. Кроме того, нельзя оставлять без внимания положения ч. 8 ст. 335 УПК РФ в части запрета на исследование в присутствии присяжных заседателей любой информации, в том числе о признании подсудимых наркоманами, способной вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимых.В данном случае речь идет о недоведении до присяжных заседателей определенной информации с целью исключения возможных негативных последствий для подсудимых при разрешении основных вопросов.Подобные суждения нельзя распространять на оправдательный вердикт.В судебном заседании при допросе свидетеля С. в присутствии присяжных заседателей председательствующий снял вопросы стороны защиты о том, когда применяется розыскная собака, кто и как вел подсудимых в квартиру после их задержания, чем регламентируется такая процедура как «профиль риска», какие действия могли быть предприняты при изъятии всех наркотических средств, почему подсудимого не задержали сразу после получения им почтового отправления с частью наркотических средств, приглашали понятых при изъятии посылки или нет (т. 8 л.д. 53 — 54, 56 и 88). После этого председательствующий не обращался к присяжным заседателям с какими-либо разъяснениями и просьбами.Судебная коллегия полагает, что в подобных случаях председательствующий не должен был обращаться к присяжным заседателям с какими-либо просьбами и разъяснениями.Суждения автора апелляционного представления об обратном не основаны на нормах уголовно-процессуального закона.В подобных случаях председательствующий исходил из положений ст. 334 УПК РФ о компетенции присяжных заседателей.Он обязан исключить возможность доведения до присяжных заседателей обстоятельств, не находящихся в их компетенции (в его понимании). Данное требование закона им соблюдено.Судебная коллегия считает, что председательствующий обоснованно отказал государственному обвинителю в доведении до сведения присяжных заседателей показаний специалиста-нарколога в части последствий употребления курительных смесей, так как данные пояснения никоим образом не связаны с установлением фактических обстоятельств, которые вменены в вину Преину Д.В. и Берднику А.М. Действия председательствующего отвечают требованиям ст. ст. 252, 299 ч. 1 п. п. 1, 2 и 4 и 334 ч. 1 УПК РФ. При этом следует обратить внимание на отсутствие мотивированности государственным обвинителем данного довода апелляционного представления. Его автор не обосновал, каким образом возможные последствия употребления курительных смесей связаны с установлением фактических обстоятельств уголовного дела. Из апелляционного представления невозможно понять — применительно к каким лицам следует распространять последствия воздействия курительных смесей. При распространении определенных последствий употребления курительных смесей на потенциальных приобретателей данных наркотических средств — при их рассмотрении с учетом предъявленного обвинения, в том числе, в приготовлении к сбыту наркотических средств — с очевидностью следует факт незаконного воздействия на присяжных заседателей ввиду их отрицательного отношения к лицам, употребляющим наркотические средства и сбывающим их.Не относимыми к установлению конкретных фактических обстоятельств следует расценивать СМС-сообщения с телефона Бердника А.М. в части реализации наркотических средств.Более того, необходимо учитывать, что присяжные заседатели дали отрицательный ответ именно на первый основной вопрос по деянию, связанному с приготовлением к сбыту наркотических средств. Данное решение свидетельствует о том, что СМС-сообщения никак не могли повлиять на мнение присяжных заседателей.Утверждение государственного обвинителя о доказательственной силе СМС-сообщений при установлении мотива и умысла Бердника А.М. на сбыт наркотических средств в течение продолжительного времени противоречит положениям ст. 252 УПК РФ.Удовлетворение председательствующим ходатайства стороны защиты о доведении до сведения присяжных заседателей способа выхода на сайты, содержащие информацию о курительных смесях, посредством демонстрации на компьютере не противоречит ст. 252 УПК РФ и конкретным фактическим обстоятельствам предъявленного обвинения.Не является нарушением уголовно-процессуального закона упоминание стороной защиты вопросов трудоустройства и источников дохода с учетом фактических обстоятельств уголовного дела и позиции государственного обвинителя в суде первой инстанции, которая сводилась, в том числе, к озвучиванию в присутствии присяжных заседателей информации о наличии снимаемой квартиры и величине денежной суммы, уплаченной за приобретение подсудимым наркотического средства. В противном случае имело бы место нарушение права на защиту и принципа состязательности.Несостоятельным является довод государственного обвинителя о наличии в действиях оправданных идеальной совокупности преступлений.Вопросный лист сформулирован в соответствии с требованиями ст. ст. 338 и 339 УПК РФ.Не имеет никакого значения для вынесения оправдательного вердикта очередность постановки основных вопросов относительно различных деяний.Приговор соответствует ст. 297 УПК РФ и является законным, обоснованным и справедливым.Руководствуясь ст. ст. 389-13, 389-20, 389-28, 389-33 и 389-35 УПК РФ, Судебная коллегия
    определила:
    приговор Иркутского областного суда от 1 апреля 2014 года в отношении Бердника А.М. и Преина Д.В. оставить без изменения, а апелляционное представление — без удовлетворения.Приговор и апелляционное определение могут быть обжалованы в порядке надзора в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение одного года со дня их вступления в законную силу.

    23 Сентября 2014, 19:31
    Ответ юриста был полезен? + 0 - 0
    Свернуть

    Уточнение клиента

    Выши я прочёл из написаного вижу вот что попытка у данного лица переместить не посредствено самому лицу через границу в зданий аэропорта и его задержали перед границай по этому и по пытка через 30 ч.1,всё верно ,она и есть ст229.1 ч.3 .

    Я виши что я не посредсьвенно получатель я шёл на почту Россий в целяцх получения поссылки т.е таким путём приобретая её.границу РФ не покидал границу РФ не пересекал,отправителям я как получятель не являюсь соответственно с сокрытию наркотических средств отношения не имею,а являюсь получательям.Если бы я перемещал не посредствено или являлся отправителям то тогда в моих деиниях усматриволось направленные деиствия на контрабанду с прямым умыслом потому как отправитель и лицо пересекающее границу РФ осознанно скрывают запрещённые вещества от таможенного контроля с прямым умыслом направленым на контрабанду Что и входит В СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПО СТ 229.1 (контрабанда)

    ЖДУ ОТВЕТА т.к. мне не безразлично судьба моего брата.Я уверен что он будет отбывать срок наказания а это 10 лет 6 мес .Из них уже 2 года находится в тюрьме.

    24 Сентября 2014, 18:54
  • Адвокат - Филимонов Дмитрий Александрович
    Филимонов Дмитрий Александрович
    Адвокат, г. Пенза
    • 215ответов
    • 80отзывов

    Я Вам высказал своё мнение, к сожалению. состав преступления есть. практика судов говорит о том же. Зачем он получал, Вы можете меня минусовать за ответы, но то, что он не знал, никакой суд не поверит, сия практика судов РФ

    24 Сентября 2014, 20:27
    Ответ юриста был полезен? + 0 - 0
    Свернуть

    Уточнение клиента

    Получил посылку в целях приобретения для личного употребления но никак с умыслом на кантрабанду т.к. на компюторном саите по продаже данных веществ (JWH) не указываеться от куда придут данные вещества т.к. данные саиты русифицированы ни каких подозрений не вызывало что данные вещества придут из за границы ещё и сокрытом виде.Потому как до недавнего времени данные вещества были не запрещены.

    25 Сентября 2014, 20:56
stats