8 499 938-65-20
Мы — ваш онлайн-юрист 👨🏻‍⚖️
Объясним пошагово, что делать в вашей ситуации. Разработаем документы и ответим на любой вопрос, даже самый маленький.

Все это — онлайн, с заботой о вас и по отличным ценам.

Как отказаться от наследства при нахождении в тюрьме?

Добрый день, такая ситуация ) в наследниках мать и два сына , одного посадили в тюрьму ! Как ему теперь отказаться от наследства ?

07 ноября 2017, 11:52, Екатерина, г. Ростов-на-Дону
Кристина Барышникова
Кристина Барышникова
Юрист, г. Москва

Добрый день. Невозможно просто написать заявление на отказ от наследства, необходимо это сделать в пользу какого-либо наследника. Этот гражданин должен быть лицом, которому имущество причитается согласно статье 1158 Гражданского Кодекса РФ.В списке таких наследников могут быть:
Наследник по очереди. Независимо от ряда очереди гражданин может получить имущество, если он не лишен его по воле собственника. Граждане, которые имеют право на наследство по системе трансмиссии или по родственным линиям.

Отказываться от имущества в пользу сторонних лиц нельзя. Также невозможно оформить отказ от наследства в пользу другого наследника, который лишен такого права по завещанию.

07 ноября 2017, 12:36
0
0
0
0
Екатерина
Екатерина
Клиент, г. Ростов-на-Дону

Да, он согласен отказаться в пользу матери ! Но как это сделать если он находится в тюрьме в другом городе

07 ноября 2017, 20:12
Консультация юриста бесплатно
Алексей Москвичев
Алексей Москвичев
Юрист, г. Челябинск

Здравствуйте,

Невозможно просто написать заявление на отказ от наследства, необходимо это сделать в пользу какого-либо наследника. Барышникова Кристина, Юрист, г. Москва

Т.е. безусловный отказ отменили?! Когда?!

ГК РФ

Статья 1157. Право отказа от наследства

1. Наследник вправе отказаться от наследства в пользу других лиц (статья 1158) или без указания лиц, в пользу которых он отказывается от наследственного имущества.

08 ноября 2017, 02:09
0
0
0
0
Услуги юристов в Москве
Мы договариваемся с юристами в каждом городе о лучшей цене.
Похожие вопросы
289 ₽
Вопрос решен
Наследство
Можно ли продлить срок вступления в наследство в связи с нахождение в исправительном учреждении
Добрый вечер. Ситуация такова, что пока я отбывал срок в исправительном учреждении, у меня скончалась мама. Сейчас я уже на свободе и мне необходимо вступить в наследство что бы законно жить в квартире, раньше в ней жили только я и мама, будучи в тюрьме я к сожалению не знал, что необходимо было нанять доверенное лицо, для оформления наследства в срок до шести месяцев. Сейчас я так понимаю необходимо Подать исковое заявление в суд для продления срока вступления в наследство, вопрос в следующем :будет ли суд препятствовать увеличению срока в ступления меня в наследство, так как я понял ,что тюремное заключение не является для суда серьезным аргументом для продления срока вступления в наследство.
17 июля 2020, 20:51, вопрос №2823678, Мария, г. Люберцы
8 ответов
Наследство
Какое агентство занимается оформлением наследства для находящихся в тюрьме?
Здравствуйте подскажите какое агентство занимается вступлением наследства в тюрьме, собственник сидит в тюрьме, я собственник 1/2 части дома, либо самому отправлять запрос в тюрьму на выдачу доверенности, и второй вопрос стоит ли это делать либо подождать 2 года.
24 декабря 2019, 13:28, вопрос №2629739, АЛЕКСЕЙ, г. Полевской
2 ответа
Медицинское право
Могу ли я отказаться от нахождения в больнице после операции ребенка?
Могу ли я отказаться от стационара после операции ребёнку,никакого лечиния после операции нет,илиментарно даже повязку не меняют,если можно отказаться то подскажите как это правильно сделать
05 октября 2018, 07:07, вопрос №2125454, Мария Киселёв, г. Москва
1 ответ
Уголовное право
Как привлечь нотариуса к уголовной ответственности, если родной сын остался без наследства?
РОДНОЙ СЫН ОСТАЛСЯ НИ С ЧЕМ – отец от­пи­сал квартиру чу­жо­му ВЕРНИТЕ МОЕ: Сер­гей счи­та­ет, что его об­ма­ну­ли с про­да­жей квар­ти­ры, и хо­чет вос­ста­но­вить спра­вед­ли­вость. «Моя свод­ная сест­ра ли­ши­ла ме­ня квар­ти­ры, – воз­му­ща­ет­ся жи­тель Ха­а­пса­лу Сер­гей Да­ни­лов. – Мой отец силь­но пил, и, ду­маю, об­ма­ном или по при­нуж­де­нию она за­ста­ви­ла его пе­ре­пи­сать трех­ком­нат­ную квартиру на ее сы­на. А за­тем тай­ком от ме­ня ее про­да­ла. Но по кро­ви она ему ни­кто, а я, един­ствен­ный сын сво­е­го от­ца, остал­ся ни с чем!» Как, ко­гда и при ка­ких об­сто­я­тель­ствах мож­но при­знать сдел­ку недей­стви­тель­ной и что для это­го нуж­но знать? «Моя свод­ная сест­ра ли­ши­ла ме­ня квар­ти­ры, – воз­му­ща­ет­ся жи­тель Ха­а­пса­лу Сер­гей Да­ни­лов. – Мой отец силь­но пил, и, ду­маю, об­ма­ном или по при­нуж­де­нию она за­ста­ви­ла его пе­ре­пи­сать трех­ком­нат­ную квартиру на ее сы­на. А за­тем тай­ком от ме­ня ее про­да­ла. Но по кро­ви она ему ни­кто, а я, един­ствен­ный сын сво­е­го от­ца, остал­ся ни с чем!» Как, ко­гда и при ка­ких об­сто­я­тель­ствах мож­но при­знать сдел­ку недей­стви­тель­ной и что для это­го нуж­но знать? «Уме­ня есть свод­ная сест­ра Ма­рия, ко­то­рая на пять лет ме­ня стар­ше. Ма­рия ро­ди­лась у ма­мы от пер­во­го бра­ка. По­том ма­ма встре­ти­ла мо­е­го от­ца, и вско­ре ро­дил­ся я, – рас­ска­зы­ва­ет Сер­гей. – То есть она ему пад­че­ри­ца». Дол­гое вре­мя они жи­ли вчет­ве­ром в двух­ком­нат­ной квар­ти­ре, а по­том от­чим от­ца по­ве­сил­ся, и от­цу Сер­гея до­ста­лась по на­след­ству трех­ком­нат­ная квар­ти­ра. Не­счаст­ли­вая судь­ба Сер­гей рас­ска­зы­ва­ет, что его па­па сде­лал в квар­ти­ре от­лич­ный ре­монт, и они ту­да пе­ре­еха­ли. Сест­ра на тот мо­мент уже жи­ла от­дель­но от них. Ма­ма сни­ма­ла ей квартиру, а ту двух­ком­нат­ную квартиру, в ко­то­рой они жи­ли до это­го, ро­ди­те­ли сда­ва­ли в арен­ду. «В но­вой квар­ти­ре мы про­жи­ли не дол­го – до 2002 го­да. Отец пил и силь­но из­би­вал ма­му. Ма­ма уго­во­ри­ла от­ца по­да­рить мне ту двух­ком­нат­ную квартиру, – рас­ска­зы­ва­ет о зло­клю­че­ни­ях се­мьи Сер­гей. – В ито­ге он сде­лал дар­ствен­ную на ме­ня, и мы пе­ре­еха­ли ту­да об­рат­но. Но отец по­сто­ян­но при­хо­дил». «В но­вой квар­ти­ре мы про­жи­ли не дол­го – до 2002 го­да. Отец пил и силь­но из­би­вал ма­му. Ма­ма уго­во­ри­ла от­ца по­да­рить мне ту двух­ком­нат­ную квартиру, – рас­ска­зы­ва­ет о зло­клю­че­ни­ях се­мьи Сер­гей. – В ито­ге он сде­лал дар­ствен­ную на ме­ня, и мы пе­ре­еха­ли ту­да об­рат­но. Но отец по­сто­ян­но при­хо­дил». Тут муж­чи­на до­бав­ля­ет, что во всей этой си­ту­а­ции по­шел по кри­вой до­рож­ке – пе­ре­стал хо­дить в шко­лу, оста­вал­ся на вто­рой год, на­чал во­ро­вать и ху­ли­га­нить. Его от­пра­ви­ли в спец­шко­лу. Че­рез ме­сяц его ма­ма умер­ла – оста­но­ви­лось серд­це. По­ка он был в спец­шко­ле, сест­ра, по его сло­вам, его двух­ком­нат­ную квартиру сда­ва­ла – как она го­во­ри­ла, сво­ей хо­ро­шей по­дру­ге. «И та по­дру­га оста­ви­ла долг – 10 000 крон, – рас­ска­зы­ва­ет Сер­гей. – Она пла­ти­ла толь­ко арен­ду, а за квартиру не пла­ти­ла. По­том съе­ха­ла. Ко­гда я вер­нул­ся из спец­шко­лы, я хо­тел пой­ти к се­бе в квартиру жить, но не смог, по­то­му что сест­ра пу­сти­ла жить ту­да но­вую хо­ро­шую по­дру­гу, и нель­зя бы­ло по до­го­во­ру ее от­ту­да вы­гнать. При­шлось ждать, ко­гда за­кон­чит­ся до­го­вор». В ито­ге ока­зав­ший­ся на ули­це Сер­гей по­шел жить к от­цу. «Отец по­сле смер­ти ма­мы стал пить еще силь­нее, – рас­ска­зы­ва­ет он. – За­вел се­бе со­жи­тель­ни­цу, и на па­ру они вы­пи­ва­ли. Что­бы как-то в этой си­ту­а­ции жить, мне при­хо­ди­лось во­ро­вать. По­том ме­ня по­са­ди­ли в тюрь­му. По­сле вы­хо­да от­ту­да я, на­ко­нец, по­пал к се­бе в квартиру. На тот мо­мент долг был уже про­сто огром­ный!» «Отец по­сле смер­ти ма­мы стал пить еще силь­нее, – рас­ска­зы­ва­ет он. – За­вел се­бе со­жи­тель­ни­цу, и на па­ру они вы­пи­ва­ли. Что­бы как-то в этой си­ту­а­ции жить, мне при­хо­ди­лось во­ро­вать. По­том ме­ня по­са­ди­ли в тюрь­му. По­сле вы­хо­да от­ту­да я, на­ко­нец, по­пал к се­бе в квартиру. На тот мо­мент долг был уже про­сто огром­ный!» Потерял две квар­ти­ры Отец к то­му вре­ме­ни был уже окон­ча­тель­но спив­шим­ся че­ло­ве­ком со 100-про­цент­ной ин­ва­лид­но­стью. «Был еще стран­ный по­жар – у от­ца за­го­рел­ся ди­ван, – рас­ска­зы­ва­ет Сер­гей. – До это­го он го­во­рил со­се­дям, что хо­чет все сжечь. Вра­чи ре­ши­ли, что у от­ца – про­бле­мы с го­ло­вой, и опре­де­ли­ли в дом пре­ста- ре­лых. Но так как за эту услу­гу нуж­но бы­ло пла­тить огром­ные день­ги, а та­ких де­нег не бы­ло, сест­ра за­бра­ла мо­е­го от­ца об­рат­но в его квартиру. Я по­ти­хонь­ку на­чал де­лать у него в квар­ти­ре ре­монт, кра­сил об­го­рев­шие по­тол­ки. Но отец на­чал опять пить оде­ко­лон и ме­ня не слу­шал». «Был еще стран­ный по­жар – у от­ца за­го­рел­ся ди­ван, – рас­ска­зы­ва­ет Сер­гей. – До это­го он го­во­рил со­се­дям, что хо­чет все сжечь. Вра­чи ре­ши­ли, что у от­ца – про­бле­мы с го­ло­вой, и опре­де­ли­ли в дом пре­ста- ре­лых. Но так как за эту услу­гу нуж­но бы­ло пла­тить огром­ные день­ги, а та­ких де­нег не бы­ло, сест­ра за­бра­ла мо­е­го от­ца об­рат­но в его квартиру. Я по­ти­хонь­ку на­чал де­лать у него в квар­ти­ре ре­монт, кра­сил об­го­рев­шие по­тол­ки. Но отец на­чал опять пить оде­ко­лон и ме­ня не слу­шал». 29 ок­тяб­ря Сер­гей при­шел к нему как обыч­но и на­шел мерт­во­го от­ца в сво­ей ком­на­те. По­сле по­хо­рон он со­рвал­ся и на­чал пить по­чер­но­му. Его сно­ва по­са­ди­ли в тюрь­му. По­ка он си­дел, к нему при­шел су­деб­ный ис­пол­ни­тель и ска­зал, что то­ва­ри­ще­ство по­да­ло на него в суд за дол­ги по его двух­ком­нат­ной квар­ти­ре. По­сле по­хо­рон он со­рвал­ся и на­чал пить по­чер­но­му. Его сно­ва по­са­ди­ли в тюрь­му. По­ка он си­дел, к нему при­шел су­деб­ный ис­пол­ни­тель и ска­зал, что то­ва­ри­ще­ство по­да­ло на него в суд за дол­ги по его двух­ком­нат­ной квар­ти­ре. «Су­деб­ный ис­пол­ни­тель ска­зал, что ри­ел­тор оце­нил мою двух­ком­нат­ную квартиру в 300 000 крон. Но он про­дал ее с аук­ци­о­на яко­бы за 150 000 крон. И до сих пор у ме­ня еще 6000 ев­ро дол­га», – воз­му­ща­ет­ся Сер­гей. А пе­ред оче­ред­ным осво­бож­де­ни­ем в 2013 го­ду зна­ко­мый ему ска­зал, что сест­ра про­да­ла квартиру его от­ца за 7000 ев­ро. «Я тут же по­зво­нил сест­ре, спро­сил: «Как ты мог­ла? Я же со­би­рал­ся там жить!» Она от­ве­ти­ла, что да, про­да­ла, но бо­я­лась мне это ска­зать. И еще ска­за­ла, что отец пе­ред смер­тью сде­лал дар­ствен­ную на ее сы­на Аки­ма. Сест­ра то­гда жи­ла в со­ци­аль­ной квар­ти­ре. И соц­ра­бот­ни­ки ей то­гда яко­бы ска­за­ли, что она долж­на пе­ре­ехать в эту квартиру, ко­то­рую за­ве­щал отец, и от­ка­зать­ся от со­ци­аль­ной квар­ти­ры. Но она не за­хо­те­ла от­ка­зы­вать­ся. И ре­ши­ла квартиру про­дать». «Я тут же по­зво­нил сест­ре, спро­сил: «Как ты мог­ла? Я же со­би­рал­ся там жить!» Она от­ве­ти­ла, что да, про­да­ла, но бо­я­лась мне это ска­зать. И еще ска­за­ла, что отец пе­ред смер­тью сде­лал дар­ствен­ную на ее сы­на Аки­ма. Сест­ра то­гда жи­ла в со­ци­аль­ной квар­ти­ре. И соц­ра­бот­ни­ки ей то­гда яко­бы ска­за­ли, что она долж­на пе­ре­ехать в эту квартиру, ко­то­рую за­ве­щал отец, и от­ка­зать­ся от со­ци­аль­ной квар­ти­ры. Но она не за­хо­те­ла от­ка­зы­вать­ся. И ре­ши­ла квартиру про­дать». «Я тут же по­зво­нил сест­ре, спро­сил: «Как ты мог­ла? Я же со­би­рал­ся там жить!» Она от­ве­ти­ла, что да, про­да­ла, но бо­я­лась мне это ска­зать. И еще ска­за­ла, что отец пе­ред смер­тью сде­лал дар­ствен­ную на ее сы­на Аки­ма. Сест­ра то­гда жи­ла в со­ци­аль­ной квар­ти­ре. И соц­ра­бот­ни­ки ей то­гда яко­бы ска­за­ли, что она долж­на пе­ре­ехать в эту квартиру, ко­то­рую за­ве­щал отец, и от­ка­зать­ся от со­ци­аль­ной квар­ти­ры. Но она не за­хо­те­ла от­ка­зы­вать­ся. И ре­ши­ла квартиру про­дать». Сер­гей по­ла­га­ет, что ли­бо сест­ра что-то недо­го­ва­ри­ва­ет, ли­бо ее об­ма­ну­ли. Ведь квартиру оце­ни­ли в 11 000 ев­ро, хо­тя, по его мне­нию, в 2013 го­ду «треш­ка» в цен­тре Ха­а­пса­лу сто­и­ла до­ро­же – по­ряд­ка 20 000. А про­да­ли во­об­ще за 7000 ев­ро. «С этих де­нег за­бра­ли долг за квар­пла­ту за че­ты­ре го­да, плюс у па­пы был неболь­шой долг пе­ред су­деб­ным ис­пол­ни­те­лем – око­ло 2 000 ев­ро. В ито­ге сест­ра по­лу­чи­ла 1700 ев­ро, – кон­ста­ти­ру­ет Сер­гей. – Она ку­пи­ла на эти день­ги хо­ло­диль­ник и сти­рал­ку». «С этих де­нег за­бра­ли долг за квар­пла­ту за че­ты­ре го­да, плюс у па­пы был неболь­шой долг пе­ред су­деб­ным ис­пол­ни­те­лем – око­ло 2 000 ев­ро. В ито­ге сест­ра по­лу­чи­ла 1700 ев­ро, – кон­ста­ти­ру­ет Сер­гей. – Она ку­пи­ла на эти день­ги хо­ло­диль­ник и сти­рал­ку». С чи­сто­го ли­ста В 2013 го­ду он осво­бо­дил­ся. Сест­ра его к се­бе не взя­ла. «Мне при­шлось ид­ти жить в Хри­сти­ан­ский дом, – рас­ска­зы­ва­ет муж­чи­на. – Про­жил я там 2,5 го­да, ра­бо­тал за еду и за жи­лье. По­зна­ко­мил­ся с бу­ду­щей же­ной. Вы­бил со­ци­аль­ную од­но­ком­нат­ную квартиру. По­том у нас ро­дил­ся сын Егор­ка, сей­час ему 3,5 го­да. Не пью, не ку­рю уже пять лет. Стал хо­ро­шим граж­да­ни­ном. Но все эти го­ды ме­ня му­ча­ет од­но: отец не мог в здра­вом уме пе­ре­пи­сать квартиру на Аки­ма». «Мне при­шлось ид­ти жить в Хри­сти­ан­ский дом, – рас­ска­зы­ва­ет муж­чи­на. – Про­жил я там 2,5 го­да, ра­бо­тал за еду и за жи­лье. По­зна­ко­мил­ся с бу­ду­щей же­ной. Вы­бил со­ци­аль­ную од­но­ком­нат­ную квартиру. По­том у нас ро­дил­ся сын Егор­ка, сей­час ему 3,5 го­да. Не пью, не ку­рю уже пять лет. Стал хо­ро­шим граж­да­ни­ном. Но все эти го­ды ме­ня му­ча­ет од­но: отец не мог в здра­вом уме пе­ре­пи­сать квартиру на Аки­ма». Он до­бав­ля­ет, что у от­ца бы­ла пол­ная нетру­до­спо­соб­ность и огром­ная за­ви­си­мость от ал­ко­го­ля – по идее, за­ста­вить его что-то под­пи­сать бы­ло бы неслож­но, но весь­ма стран­но, как но­та­ри­ус мог офор­мить сдел­ку? Бы­ло же вид­но, что отец не мог от- ве­чать за свои дей­ствия. «А сест­ра про­да­ла квартиру и вы­ки­ну­ла все фо­то­гра­фии на­шей се­мьи и все ве­щи от­ца. Он по­сту­пи­ла с ним по-скот­ски. Ей на него бы­ло на­пле­вать. И са­ма до сих пор жи­вет в со­ци­аль­ной квар­ти­ре – как го­во­рит­ся, ни се­бе, ни лю­дям», – под­чер­ки­ва­ет Сер­гей. «Ни­че­го я не долж­на!» Ма­рия Ми­хай­ло­ва (37) же счи­та­ет, что ни­че­го она бра­ту не долж­на. И ее сын – един­ствен­ный на­след­ник, так что Сер­гей ни на что пра­ва не име­ет. «У нас с ним с дет­ства – на­пря­жен­ные от­но­ше­ния, – го­во­рит она. – По­ка Сер­гей си­дел в тюрь­ме, я по­мо­га­ла от­цу. И в ка­кой-то мо­мент он ре­шил пе­ре­пи­сать квартиру на мо­е­го сы­на. Это бы­ла его во­ля». По ее сло­вам, квар­ти­ра бы­ла на­столь­ко в уби­том со­сто­я­нии, что нуж­но бы­ло де­лать там до­ро­го­сто­я­щий ре­монт. «Соц­ра­бот­ни­ки хо­ди­ли ту­да со мной, по­том пи­са­ли за­яв­ле­ние, что­бы го­род вы­де­лил мне день­ги на ре­монт, но день­ги не вы­де­ли­ли, с ма­лень­ким ре­бен­ком там жить бы­ло про­сто невоз­мож­но, и я ре­ши­ла ее про­дать, – го­во­рит она. – Да, де­шев­ле сто­и­мо­сти, но ни­че­го не знаю, этим всем за­ни­ма­лись ма­кле­ры…» Она до­бав­ля­ет, что от­но­ше­ния с от­чи­мом у нее с дет­ства бы­ли пло­хи­ми – он к ней при­ста­вал, ко­гда она бы­ла ма­лень­кой, за что ма­му чуть не ли­ши­ли ро­ди­тель­ских прав. Но по­том ро­дил­ся Сер­гей, ее вер­ну­ли в се­мью, но от­чим по­сто­ян­но ее по­пре­кал. «В ито­ге, ко­гда мне бы­ло 17, я ушла, – го­во­рит Ма­рия. – Ма­ма про­дол­жа­ла му­чить­ся с ним, в ито­ге он и ее до­вел. Но в по­след­ние го­ды у нас от­но­ше­ния с ним на­ла­ди­лись – в ка­ком бы он ни был со­сто­я­нии, он все­гда при­хо­дил ко мне. Так что не­уди­ви­тель­но, что он пе­ре­пи­сал квартиру на мо­е­го сы­на…» «В ито­ге, ко­гда мне бы­ло 17, я ушла, – го­во­рит Ма­рия. – Ма­ма про­дол­жа­ла му­чить­ся с ним, в ито­ге он и ее до­вел. Но в по­след­ние го­ды у нас от­но­ше­ния с ним на­ла­ди­лись – в ка­ком бы он ни был со­сто­я­нии, он все­гда при­хо­дил ко мне. Так что не­уди­ви­тель­но, что он пе­ре­пи­сал квартиру на мо­е­го сы­на…» Но­вые об­сто­я­тель­ства В ре­дак­ции «МК-Эсто­нии» Сер­гею по­со­ве­то­ва­ли за­про­сить до­ку­мен­ты от пси­хи­ат­ра о со­сто­я­нии здо­ро­вья от­ца. Из бу­маг вы­яс­ни­лось, что за несколь­ко лет до смер­ти у от­ца Сер­гея бы­ла уже ди­а­гно­сти­ро­ва­на де­мен­ция, и несколь­ко раз его кла­ли в пси­хи­ат­ри­че­ское от­де­ле­ние, где ле­чи­ли. Юрист Да­нил Ли­па­тов из Progressor Õigusbüroo от­ме­ча­ет, что Сер­гей мо­жет по­дать в суд иск с тре­бо­ва­ни­ем при­знать сдел­ку недей­стви­тель­ной в те­че­ние ра­зум­но­го сро­ка с то­го мо­мен­та, как он узнал о ве­со­мых об­сто­я­тель­ствах (в дан­ном слу­чае – о со­сто­я­нии здо­ро­вья от­ца). В та­ком слу­чае суд мо­жет вос­ста­но­вить пер­во­на­чаль­ное со­сто­я­ние дел и де­лить иму­ще­ство уже в об­щем по­ряд­ке на­сле­до­ва­ния – то есть Сер­гей как сын мо­жет иметь пра­во по­лу­чить свою часть. Юрист Да­нил Ли­па­тов из Progressor Õigusbüroo от­ме­ча­ет, что Сер­гей мо­жет по­дать в суд иск с тре­бо­ва­ни­ем при­знать сдел­ку недей­стви­тель­ной в те­че­ние ра­зум­но­го сро­ка с то­го мо­мен­та, как он узнал о ве­со­мых об­сто­я­тель­ствах (в дан­ном слу­чае – о со­сто­я­нии здо­ро­вья от­ца). В та­ком слу­чае суд мо­жет вос­ста­но­вить пер­во­на­чаль­ное со­сто­я­ние дел и де­лить иму­ще­ство уже в об­щем по­ряд­ке на­сле­до­ва­ния – то есть Сер­гей как сын мо­жет иметь пра­во по­лу­чить свою часть. «Так как квар­ти­ра бы­ла по­сле это­го пе­ре­про­да­на, то по­ку­па­тель, ес­ли он не знал об об­сто­я­тель­ствах, счи­та­ет­ся доб­ро­со­вест­ным, и де­неж­ное тре­бо­ва­ние мо­жет воз­ник­нуть к сест­ре муж­чи­ны», – до­бав­ля­ет юрист. Прокомментируйте Еще 1 Комментарии Поделиться Прослушать Save Страничный вид Печать За (1) Против Главное - Россия Фантомные страхи дефолта не отпускают россиян По­душ­ка без­опас­но­сти есть, но ко­ле­са не сма­за­ны Независимая газета17 авг. 2018+7 ещеАна­то­лий Ко­мра­ков 20 лет на­зад, 17 ав­гу­ста 1998 го­да, пра­ви­тель­ство, на тот мо­мент воз­глав­ля­е­мое Сер­ге­ем Ки­ри­ен­ко, и Цен­тро­банк объ­яви­ли о тех­ни­че­ском де­фол­те по го­су­дар­ствен­ным цен­ным бу­ма­гам. Впер­вые в ми­ро­вой исто­рии го­су­дар­ство объ­яви­ло де­фолт по внут­рен­не­му дол­гу, но­ми­ни­ро­ван­но­му в на­ци­о­наль­ной ва­лю­те. Экс­пер­ты не уста­ют спо­рить, на­сколь­ко стра­на усво­и­ла уро­ки то­го кри­зи­са, не по­вто­рит­ся ли он опять и по­че­му то­гда экономика «рва­ну­ла», а сей­час, по­сле кри­зи­са об­раз­ца 2015–2016 го­дов, топ­чет­ся око­ло ну­ля. Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa Aa РОДНОЙ СЫН ОСТАЛСЯ НИ С ЧЕМ – отец отписал квартиру чужому МК-Эстония8 Aug 2018ОКСАНА АВДЕЕВА ВЕРНИТЕ МОЕ: Сергей считает, что его обманули с продажей квартиры, и хочет восстановить справедливость. «Моя сводная сестра лишила меня квартиры, – возмущается житель Хаапсалу Сергей Данилов. – Мой отец сильно пил, и, думаю, обманом или по принуждению она заставила его переписать трехкомнатную квартиру на ее сына. А затем тайком от меня ее продала. Но по крови она ему никто, а я, единственный сын своего отца, остался ни с чем!» Как, когда и при каких обстоятельствах можно признать сделку недействительной и что для этого нужно знать? «Уменя есть сводная сестра Мария, которая на пять лет меня старше. Мария родилась у мамы от первого брака. Потом мама встретила моего отца, и вскоре родился я, – рассказывает Сергей. – То есть она ему падчерица». Долгое время они жили вчетвером в двухкомнатной квартире, а потом отчим отца повесился, и отцу Сергея досталась по наследству трехкомнатная квартира. Несчастливая судьба Сергей рассказывает, что его папа сделал в квартире отличный ремонт, и они туда переехали. Сестра на тот момент уже жила отдельно от них. Мама снимала ей квартиру, а ту двухкомнатную квартиру, в которой они жили до этого, родители сдавали в аренду. «В новой квартире мы прожили не долго – до 2002 года. Отец пил и сильно избивал маму. Мама уговорила отца подарить мне ту двухкомнатную квартиру, – рассказывает о злоключениях семьи Сергей. – В итоге он сделал дарственную на меня, и мы переехали туда обратно. Но отец постоянно приходил». Тут мужчина добавляет, что во всей этой ситуации пошел по кривой дорожке – перестал ходить в школу, оставался на второй год, начал воровать и хулиганить. Его отправили в спецшколу. Через месяц его мама умерла – остановилось сердце. Пока он был в спецшколе, сестра, по его словам, его двухкомнатную квартиру сдавала – как она говорила, своей хорошей подруге. «И та подруга оставила долг – 10 000 крон, – рассказывает Сергей. – Она платила только аренду, а за квартиру не платила. Потом съехала. Когда я вернулся из спецшколы, я хотел пойти к себе в квартиру жить, но не смог, потому что сестра пустила жить туда новую хорошую подругу, и нельзя было по договору ее оттуда выгнать. Пришлось ждать, когда закончится договор». В итоге оказавшийся на улице Сергей пошел жить к отцу. «Отец после смерти мамы стал пить еще сильнее, – рассказывает он. – Завел себе сожительницу, и на пару они выпивали. Чтобы как-то в этой ситуации жить, мне приходилось воровать. Потом меня посадили в тюрьму. После выхода оттуда я, наконец, попал к себе в квартиру. На тот момент долг был уже просто огромный!» Потерял две квартиры Отец к тому времени был уже окончательно спившимся человеком со 100-процентной инвалидностью. «Был еще странный пожар – у отца загорелся диван, – рассказывает Сергей. – До этого он говорил соседям, что хочет все сжечь. Врачи решили, что у отца – проблемы с головой, и определили в дом преста- релых. Но так как за эту услугу нужно было платить огромные деньги, а таких денег не было, сестра забрала моего отца обратно в его квартиру. Я потихоньку начал делать у него в квартире ремонт, красил обгоревшие потолки. Но отец начал опять пить одеколон и меня не слушал». 29 октября Сергей пришел к нему как обычно и нашел мертвого отца в своей комнате. После похорон он сорвался и начал пить почерному. Его снова посадили в тюрьму. Пока он сидел, к нему пришел судебный исполнитель и сказал, что товарищество подало на него в суд за долги по его двухкомнатной квартире. «Судебный исполнитель сказал, что риелтор оценил мою двухкомнатную квартиру в 300 000 крон. Но он продал ее с аукциона якобы за 150 000 крон. И до сих пор у меня еще 6000 евро долга», – возмущается Сергей. А перед очередным освобождением в 2013 году знакомый ему сказал, что сестра продала квартиру его отца за 7000 евро. «Я тут же позвонил сестре, спросил: «Как ты могла? Я же собирался там жить!» Она ответила, что да, продала, но боялась мне это сказать. И еще сказала, что отец перед смертью сделал дарственную на ее сына Акима. Сестра тогда жила в социальной квартире. И соцработники ей тогда якобы сказали, что она должна переехать в эту квартиру, которую завещал отец, и отказаться от социальной квартиры. Но она не захотела отказываться. И решила квартиру продать». Сергей полагает, что либо сестра что-то недоговаривает, либо ее обманули. Ведь квартиру оценили в 11 000 евро, хотя, по его мнению, в 2013 году «трешка» в центре Хаапсалу стоила дороже – порядка 20 000. А продали вообще за 7000 евро. «С этих денег забрали долг за кварплату за четыре года, плюс у папы был небольшой долг перед судебным исполнителем – около 2 000 евро. В итоге сестра получила 1700 евро, – констатирует Сергей. – Она купила на эти деньги холодильник и стиралку». С чистого листа В 2013 году он освободился. Сестра его к себе не взяла. «Мне пришлось идти жить в Христианский дом, – рассказывает мужчина. – Прожил я там 2,5 года, работал за еду и за жилье. Познакомился с будущей женой. Выбил социальную однокомнатную квартиру. Потом у нас родился сын Егорка, сейчас ему 3,5 года. Не пью, не курю уже пять лет. Стал хорошим гражданином. Но все эти годы меня мучает одно: отец не мог в здравом уме переписать квартиру на Акима». Он добавляет, что у отца была полная нетрудоспособность и огромная зависимость от алкоголя – по идее, заставить его что-то подписать было бы несложно, но весьма странно, как нотариус мог оформить сделку? Было же видно, что отец не мог от- вечать за свои действия. «А сестра продала квартиру и выкинула все фотографии нашей семьи и все вещи отца. Он поступила с ним по-скотски. Ей на него было наплевать. И сама до сих пор живет в социальной квартире – как говорится, ни себе, ни людям», – подчеркивает Сергей. «Ничего я не должна!» Мария Михайлова (37) же считает, что ничего она брату не должна. И ее сын – единственный наследник, так что Сергей ни на что права не имеет. «У нас с ним с детства – напряженные отношения, – говорит она. – Пока Сергей сидел в тюрьме, я помогала отцу. И в какой-то момент он решил переписать квартиру на моего сына. Это была его воля». По ее словам, квартира была настолько в убитом состоянии, что нужно было делать там дорогостоящий ремонт. «Соцработники ходили туда со мной, потом писали заявление, чтобы город выделил мне деньги на ремонт, но деньги не выделили, с маленьким ребенком там жить было просто невозможно, и я решила ее продать, – говорит она. – Да, дешевле стоимости, но ничего не знаю, этим всем занимались маклеры…» Она добавляет, что отношения с отчимом у нее с детства были плохими – он к ней приставал, когда она была маленькой, за что маму чуть не лишили родительских прав. Но потом родился Сергей, ее вернули в семью, но отчим постоянно ее попрекал. «В итоге, когда мне было 17, я ушла, – говорит Мария. – Мама продолжала мучиться с ним, в итоге он и ее довел. Но в последние годы у нас отношения с ним наладились – в каком бы он ни был состоянии, он всегда приходил ко мне. Так что неудивительно, что он переписал квартиру на моего сына…» Новые обстоятельства В редакции «МК-Эстонии» Сергею посоветовали запросить документы от психиатра о состоянии здоровья отца. Из бумаг выяснилось, что за несколько лет до смерти у отца Сергея была уже диагностирована деменция, и несколько раз его клали в психиатрическое отделение, где лечили. Юрист Данил Липатов из Progressor Õigusbüroo отмечает, что Сергей может подать в суд иск с требованием признать сделку недействительной в течение разумного срока с того момента, как он узнал о весомых обстоятельствах (в данном случае – о состоянии здоровья отца). В таком случае суд может восстановить первоначальное состояние дел и делить имущество уже в общем порядке наследования – то есть Сергей как сын может иметь право получить свою часть. «Так как квартира была после этого перепродана, то покупатель, если он не знал об обстоятельствах, считается добросовестным, и денежное требование может возникнуть к сестре мужчины», – добавляет юрист.
19 августа 2018, 15:04, вопрос №2082829, Сергей, г. Москва
1 ответ
Наследство
Как отказаться от наследства по истечении срока?
квартира была приватизирована на маму, которая умерла; в ней были прописаны муж(папа) и я; завещания не было; до истечения срока вступления в наследство я попал в тюрьму( т.е. вовремя не вступил);когда муж умершей(мой отец)пришёл к нотариусу для вступления в наследство,оказалось,что уже вступила её внучка - как наследница третьей очереди, моя племянница - дочь умершего брата; когда я вышел из тюрьмы -она решила отказаться от своей доли в мою пользу, но срок отказа истёк; папа написал завещание своей доли на меня; вскоре умер;нотариус выдал свидетельства на доли следующим образом: одна треть от мамы по закону, одна треть от папы по завещанию и одну треть по закону моей племяннице. Верно ли это??? Далее нотариус сказала , что в Рефпалате можно оформить дарственную от племянницы на меня; она согласна; сделали договор дарения, но оказалось, что 2 июня вышел закон о том, что дарственные оформляются нотариально и при этом я должен буду заплатить в налоговую 13 процентов . Верно ли это? и что мне делать?
17 июня 2016, 15:41, вопрос №1287555, Валерий, г. Губкинский
1 ответ
Дата обновления страницы 07.11.2017