584 юриста сейчас на сайте
  1. Категории
  2. Общие вопросы

Не заключили договор водопользования для организации ледовой переправы

Управление росприроднадзора вызывает для составления протокола об административном правонарушении ст. 7.6. КоАП. по факту нарушения п.2 ч.1 ст.11 Водного кодекса в части использования акватории ..... водохранилища для размещения ледовой переправы. Говорят, что мы должны были заключить договор водопользования. Мы организуем переправу на основании государстенного контракта, в контракте есть условие что мы ответственны за соблюдение водного законодательства.

Правомерно ли привлечении нас к ответственности за не исполнение п.2 ч.1 ст.11 Водного кодекса? Нужно ли для организации ледовой переправы заключить договор водопользования? Желательно пример из судебной практики.

15 Марта 2016, 13:33, вопрос №1180910 Андрей, г. Боград
Клиент оставил отзыв о сервисе
показать
800 стоимость
вопроса
вопрос решён
Свернуть
Консультация юриста онлайн
Ответ на сайте в течение 15 минут
Задать вопрос

Ответы юристов (8)

получен
гонорар
33%
Юрист - Виталий
12159
ответов
4946
отзывов
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации
Юрист, г. Калуга
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации

Здравствуйте, Андрей!

Случаи, когда договор водопользования не составляется, четко оговорены в статье 11 Водного кодекса РФ:

3. Не требуется заключение договора водопользования или принятие решения о предоставлении водного объекта в пользование в случае, если водный объект используется для:
1) судоходства (в том числе морского судоходства), плавания маломерных судов;
2) осуществления разового взлета, разовой посадки воздушных судов;
3) забора (изъятия) из подземного водного объекта водных ресурсов, в том числе водных ресурсов, содержащих полезные ископаемые и (или) являющихся природными лечебными ресурсами, а также термальных вод;
4) забора (изъятия) водных ресурсов в целях обеспечения пожарной безопасности, а также предотвращения чрезвычайных ситуаций и ликвидации их последствий;
5) забора (изъятия) водных ресурсов для санитарных, экологических и (или) судоходных попусков (сбросов воды);
6) забора (изъятия) водных ресурсов судами в целях обеспечения работы судовых механизмов, устройств и технических средств;
7) осуществления аквакультуры (рыбоводства) и акклиматизации водных биологических ресурсов;
8) проведения государственного мониторинга водных объектов и других природных ресурсов;
9) проведения геологического изучения, а также геофизических, геодезических, картографических, топографических, гидрографических, водолазных работ;
10) рыболовства, охоты;
11) осуществления традиционного природопользования в местах традиционного проживания коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации;
12) санитарного, карантинного и другого контроля;
13) охраны окружающей среды, в том числе водных объектов;
14) научных, учебных целей;
15) разведки и добычи полезных ископаемых, строительства трубопроводов, дорог и линий электропередачи на болотах, за исключением болот, отнесенных к водно-болотным угодьям, а также болот, расположенных в поймах рек;
16) полива садовых, огородных, дачных земельных участков, ведения личного подсобного хозяйства, а также водопоя, проведения работ по уходу за сельскохозяйственными животными;
17) купания и удовлетворения иных личных и бытовых нужд граждан в соответствии со статьей 6 настоящего Кодекса;
18) проведения дноуглубительных и других работ в акватории морского или речного порта, а также работ по содержанию внутренних водных путей Российской Федерации;
19) создания искусственных земельных участков.

Формально, нарушение есть, так как ваш случай в вышеуказанном перечне отсутствует.

15 Марта 2016, 13:39
q Отблагодарить
0 0
12159
ответов
4946
отзывов
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации
юрист, г. Калуга
Общаться в чате
Статья 7.6. Самовольное занятие водного объекта или пользование им с нарушением установленных условий
Самовольное занятие водного объекта или его части, либо использование их без документов, на основании которых возникает право пользования водным объектом или его частью, либо водопользование с нарушением его условий — влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей; на должностных лиц — от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

Состав правонарушения, в общем-то, налицо. Ищем практику.

15 Марта 2016, 13:44
Андрей
клиент, г. Боград

Я знаком с этой статьей. Мне интересно, как можно уйти от наказания.

15 Марта 2016, 13:45
12159
ответов
4946
отзывов
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации
юрист, г. Калуга
Общаться в чате

В вашей ситуации я бы рекомендовал пытаться не уйти от ответственности (так как есть нарушение), а снизить размер штрафа.

Для этого можно попытаться акцентировать внимание на обстоятельствах, смягчающих ответственность, они установлены статьей 4.2 КоАП РФ, и, что самое главное, этот перечень не является закрытым, то есть суд может с учетом конкретных обстоятельств дела признать смягчающими и иные обстоятельства.

Например, может, стоит говорить о том, что ледяная переправа была возведена в общественных интересах, чтобы обеспечить жителей возможностью свободно перемещаться, ездить в школу, больницу и т.п.

15 Марта 2016, 13:53
12159
ответов
4946
отзывов
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации
юрист, г. Калуга
Общаться в чате

Далее, есть такая статья 2.9. КоАП РФ, которой тоже можно воспользоваться (ну, или хотя бы попытаться):

Статья 2.9. Возможность освобождения от административной ответственности при малозначительности административного правонарушения
При малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

15 Марта 2016, 13:57
Задайте свой вопрос юристу!
получен
гонорар
33%
Юрист - Андрей
8,6
Рейтинг Правовед.ru
14083
ответа
5366
отзывов
эксперт
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации
Юрист
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации

Андрей, добрый день!

Согласно ч. 1 ст. 11 Водного кодекса

1. На основании договоров водопользования,если иное не предусмотрено частями 2 и 3 настоящей статьи, водные объекты, находящиеся в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, собственности муниципальных образований, предоставляются в пользование для:
1) забора (изъятия) водных ресурсов из поверхностных водных объектов;
2) использования акватории водных объектов, в том числе для рекреационных целей;
3) использования водных объектов без забора (изъятия) водных ресурсов для целей производства электрической энергии.

Размещения ледовой переправы ни в ч. 2 ни в ч 3 ст. 11 ВК нет.

Статья 7.6 КоАП РФ предусматривает отвественность за

Самовольное занятие водного объекта или его части, либо использование их без документов, на основании которых возникает право пользования водным объектом или его частью, либо водопользование с нарушением его условий —

Если размещение ледовой переправы не относится к видам использования водных объектов, указанным в ч. 2, 3 ст. 11 ВК получается что имеет место использование водного объекта без документов, на основании которых возникает право пользования. Исходя изх ст. 11 таким документом является договор водопользования, а не государственный контракт.

15 Марта 2016, 13:45
q Отблагодарить
0 0
8,6
Рейтинг Правовед.ru
14083
ответа
5366
отзывов
эксперт
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации
Общаться в чате

Андрей, в дополнение. нарушение тут есть а как избежать путей несколько. Коллеги озвучили малозначительность, смягчающие обстоятельства. Можно попробовать спровоцировать административный орган на совершение процедурным нарушений при составлении протокола или при рассмотрении адм. дела на основании которых постановление о привлечении к адм. ответственности можно будет отменить в суде. Для этого надо знать каким образом и когда к вам поступило извещение о дате месте времени составления протокола, на какое число он назначен?

15 Марта 2016, 14:09
8,6
Рейтинг Правовед.ru
14083
ответа
5366
отзывов
эксперт
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации
Общаться в чате
ПОСТАНОВЛЕНИЕот 10 сентября 2014 года Дело N А33-8155/2014
Михалев Юрий

Коллега, вы в этой простыне не хотите хотя бы попытаться выделить существенные моменты?

15 Марта 2016, 14:10
получен
гонорар
33%
Юрист - Аскар
2054
ответа
1249
отзывов
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации
Юрист
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации

Добрый день, Андрей!

Правомерно ли привлечении нас к ответственности за не исполнение п.2 ч.1 ст.11 Водного кодекса?
Андрей
Нужно ли для организации ледовой переправы заключить договор водопользования?

В вашем случае, если эксплуатацию ледовой переправы осуществляется Вами без договора, то претензии обоснованны.

Ниже привожу пример из судебной практики:

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 10.09.2014 по делу N А33-8155/2014

«Таким образом, при устройстве и содержании ледовой переправы заявитель осуществляет использование акватории водного объекта для удовлетворения потребностей, в том числе муниципального образования, физических лиц, юридических лиц, что в силу положений статьи 11 Водного кодекса Российской Федерации предусматривает необходимость заключения договора
водопользования. Доказательств наличия у заявителя такого договора на момент проверки и в ходе рассмотрения настоящего дела судом предприятием не представлено.
Часть 3 статьи 11 Кодекса, на которую ссылается предприятие, в данном случае не
применима, поскольку в ней предусмотрены случаи, в которых заключение договора
водопользования не требуется. Устройство и содержание ледовых переправ к случаям, перечисленным в части 3 статьи 11 Водного кодекса РФ, не относится.

То есть необходимо заключать договор.

A33-8155-2014_20140910_Postanovlenie apelljacionnoj instaA33-8155-2014_20140910_Postanovlenie apelljacionnoj instancii (2).pdfncii (2).pdf
15 Марта 2016, 13:52
q Отблагодарить
1 0
2054
ответа
1249
отзывов
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации
Общаться в чате
Мы организуем переправу на основании государстенного контракта, в контракте есть условие что мы ответственны за соблюдение водного законодательства.
Андрей

Однако, если Вы докажите, что осуществляете только работы по содержанию указанной ледовой переправы на общедоступном водном объекте (в рамках заключенного контракта), используемом для личных и бытовых нужд граждан, то есть шанс ответственности избежать.

Дополнительно привожу пример из материалов судебной практики, когда удалось оспорить привлечение к ответственности:

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.10.2010 по делу N А05-5538/2010

В силу муниципальных контрактов от 22.12.2009 № 456 и № 457
общество осуществляет содержание пешеходных ледовых переправ в
соответствии с Правилами благоустройства и озеленения города,
нормативными документами в области строительства и эксплуатации ледовых
переправ ОДН 218.010-98, Правилами охраны жизни людей на воде в
Архангельской области, обязательными постановлениями морской
администрации порта Архангельск.
Кроме того, согласно актам технического освидетельствования переправы
на льду № 4/1-10 и № 3/1-10 переправы организованы согласно распоряжениям главы муниципального образования, мэра города Архангельска от 21.10.2009 № 1511р и от 27.10.2010 № 1511р и владельцем переправ является администрация Маймаксанского территориального округа муниципального образования «Город Архангельск».
При этом управлением в материалы дела не представлено доказательств
того, что у общества находятся в пользовании спорные переправы.
Представленные в материалы дела доказательства свидетельствуют лишь о том, что общество во исполнение муниципальных контрактов на выполнение работ по содержанию пешеходных ледовых переправ осуществляло выполнение работ только по содержанию указанных переправ с тем, чтобы обеспечить возможность их дальнейшего использования гражданами.
Таким образом, спорные переправы используются для удовлетворения
личных нужд граждан.
Следовательно, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о
том, что общество, выполняя работы по содержанию ледовых переправ,
обеспечивает безопасность граждан при пользовании водным объектом для личных нужд
, а не использует водный объект в своих целях, следовательно, не является субъектом административного правонарушения, предусмотренного статьей 7.6 КоАП РФ. Соответственно, оснований для привлечения общества к административной ответственности по статье 7.6 КоАП РФ не имеется
ФАС A05-5538-2010_20100715_Postanovlenie apelljacionnoj iФАС A05-5538-2010_20100715_Postanovlenie apelljacionnoj instancii.pdfnstancii.pdf
15 Марта 2016, 14:04
Юрист - Азизбек
9419
ответов
2150
отзывов
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации
Юсупов Азизбек
Юрист, г. Москва
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации
  • 9419ответов
  • 2150отзывов

Вот например судебная практика по гос контракту по ледовой переправе

Дело А33-8155/2014
ТРЕТИЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 10 сентября 2014 года Дело N А33-8155/2014
Резолютивная часть постановления объявлена 03 сентября 2014 года.
Полный текст постановления изготовлен 10 сентября 2014 года.
Судья Третьего арбитражного апелляционного суда Иванцова О.А.
при секретаре судебного заседания Елистратовой О.М.,
при участии:
от
заявителя (государственного предприятия Красноярского края
«Дорожно-Эксплуатационная организация»): Никитиной Е.А., представителя
на основании доверенности от 09.01.2014, паспорта;
от
административного органа (Управления Федеральной службы по надзору в
сфере природопользования по Красноярскому краю): Деменченок С.Г.,
представителя на основании доверенности от 25.04.2014 N 01-2/20-2640,
паспорта,
рассмотрел
в судебном заседании апелляционную жалобу государственного предприятия
Красноярского края «Дорожно-Эксплуатационная организация»
на решение Арбитражного суда Красноярского края
от 25 июня 2014 года по делу N А33-8155/2014,
рассмотренному в порядке упрощенного производства судьей Раздобреевой И.А.,
установил:
государственное
предприятие Красноярского края «Дорожно-Эксплуатационная организация»
(ИНН 2454013163, ОГРН 1022401505257) (далее — ГП «КрайДЭО», предприятие,
заявитель) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением
к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере природопользования
по Красноярскому краю (далее — Управление, административный орган) об
оспаривании постановления от 02.04.2014 N ВЗАТН-086/2 о назначении
административного наказания.
определением
Арбитражного суда Красноярского края от 06.05.2014 заявление принято к
производству суда в порядке упрощенного производства.
решением
Арбитражного суда Красноярского края от 25 июня 2014 года по делу N
А33-8155/2014 в удовлетворении заявленного требования отказано.
Не
согласившись с данным судебным актом, ГП «КрайДЭО» обратилось в Третий
арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит
обжалуемое решение суда первой инстанции отменить и принять по делу
новый судебный акт об удовлетворении заявленного требования в полном
объеме. В апелляционной жалобе заявитель ссылается на следующие доводы:
— предприятие не является надлежащим субъектом вменяемого
административного правонарушения, поскольку оно не использует водный
объект, а является исполнителем работ по государственному контракту;
— заключение договора водопользования или получения специального
разрешения не требуется, поскольку предприятие осуществляет
использование водного объекта — акватории р. Бирюса — не в своих целях, а
осуществляет работы по содержанию ледовой переправы на общедоступном
водном объекте; судом первой инстанции не учтено, что заявитель не
использует акваторию в понимании пункта 1 статьи 1 и пункта 4 статьи 5 Водного кодекса Российской Федерации.
Представитель
предприятия в судебном заседании поддержал требования апелляционной
жалобы, сослались на доводы, изложенные в апелляционной жалобе,
дополнительных пояснениях к апелляционной жалобе.
Представитель
административного органа в судебном заседании доводы апелляционной
жалобы (с учетом дополнения) не признал, сослался на основания,
изложенные в отзыве на апелляционную жалобу, дополнительных пояснениях к
отзыву, просил решение суда первой инстанции оставить без изменения,
апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Представитель
Управления также заявил устное ходатайство о приобщении к материалам
дела регламента работы ледовых переправ на автомобильных дорогах общего
пользования Красноярского края, утвержденного заместителем Губернатора
края — руководителем департамента экономического планирования и
промышленной политики администрации края 28.12.2007.
Суд апелляционной инстанции приобщил указанный документ к материалам дела в качестве нормативного акта.
Апелляционная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции установлены следующие обстоятельства.
На
основании распоряжения от 17.02.2014 N 086-р/п административным органом
проведена плановая выездная проверка соблюдения предприятием требований
природоохранного законодательства, результаты проверки оформлены актом
от 24.03.2014 N ВЗАТН-086.
На
основании Регламента работы ледовых переправ на автомобильных дорогах
общего пользования Красноярского края, утвержденного заместителем
Губернатора края — руководителем департамента экономического
планирования и промышленной политики администрации Красноярского края
28.12.2007, ГП «КрайДЭО» является исполнителем по строительству и
эксплуатации ледовых переправ.
В
ходе проверки установлено, что в Абанском районе Красноярского края
заявитель осуществляет эксплуатацию ледовой переправы (длиной 320 м,
шириной 8 м, площадью 25600 м_2) через р. Бирюса на автодороге
Покатеево-Хиндичет, 3 км (Абанский филиал). Основанием для ее
строительства явилось распоряжение администрации Абанского района от
13.12.2013 N 437-р. Факт эксплуатации ледовой переправы подтвержден ее
паспортом, актом обследования автозимника Покатеево-Хиндичет с ледовой
переправой через р. Бирюса в Абанском районе от 28.01.2014, а также
актом натурного осмотра от 26.02.2014 N ВЗНАТ-086/1, составленного в
рамках выездной проверки.
На
момент проверки предприятие не имело разрешительных документов на
использование акватории р. Бирюса с целью устройства и эксплуатации
ледовой переправы.
26.03.2014
по данному факту в отношении заявителя составлен протокол N ВЗАТН-086/2
об административном правонарушении, предусмотренном статьей 7.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
02.04.2014
вынесено постановление о назначении административного наказания N
ВЗНАТ-086/2, которым предприятие признано виновным в совершении
административного правонарушения, предусмотренного статьей 7.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях; назначено наказание в виде административного штрафа в размере 50 000 рублей.
Заявитель,
считая указанное постановление незаконным и подлежащим отмене,
обратился в Арбитражный суд Красноярского края с вышеуказанным
заявлением.
Проверив в пределах, установленных статьей 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,
соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте,
имеющимся в материалах дела доказательствам, правильность применения
арбитражным судом первой инстанции норм материального права и соблюдения
норм процессуального права, заслушав и оценив доводы лиц, участвующих в
деле, суд апелляционной инстанции не установил оснований для отмены
судебного акта на основании следующего.
В соответствии со статьей 123 Конституции Российской Федерации, статьями 7, 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,
каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на
которые оно ссылается, как на основания своих требований и возражений.
Согласно части 6 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации
при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа о
привлечении к административной ответственности арбитражный суд в
судебном заседании проверяет законность и обоснованность оспариваемого
решения, устанавливает наличие соответствующих полномочий
административного органа, принявшего оспариваемое решение,
устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к
административной ответственности, соблюден ли установленный порядок
привлечения к ответственности, не истек ли сроки давности привлечения к
административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие
значение для дела.
В силу части 4 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации
по делам об оспаривании решений административных органов о привлечении к
административной ответственности обязанность доказывания обстоятельств,
послуживших основанием для привлечения к административной
ответственности, возлагается на административный орган, принявший
оспариваемое решение.
Суд
первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных требований,
пришел к выводу о доказанности наличия в действиях (бездействии) ГП КК
«КрайДЭО» состава вменяемого административного правонарушения и
отсутствия процессуальных нарушений при производстве по делу об
административном правонарушении.
Суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции по следующим основаниям.
Исходя из статей 23.23. 25.11, 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ), Положения об осуществлении государственного контроля и надзора за использованием и охраной водных объектов, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 05.06.2013 N 476, Положения об Управлении Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Красноярскому краю, утвержденного приказом Федеральной службы по надзору в сфере природопользования от 23.06.2011 N401,
Перечня должностных лиц Федеральной службы по надзору в сфере
природопользования и ее территориальных органов, осуществляющих
федеральный государственный экологический контроль (федеральных
государственных инспекторов в области охраны окружающей среды),
утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 25.09.2008 N 716,
Перечня должностных лиц Федеральной службы по надзору в сфере
природопользования, уполномоченных составлять протоколы об
административных правонарушениях, утвержденного приказом Министерства
природных ресурсов Российской Федерации от 08.04.2013 N 115, протокол об
административном правонарушении от 26.03.2014 N ВЗНАТ-086/2 составлен,
оспариваемое постановление о назначении административного наказания от
02.04.2014 N ВЗНАТ-086/2 вынесено уполномоченным должностным лицом в
пределах компетенции.
Процедура привлечения заявителя к административной ответственности, в том числе требования, установленные статьями 28.2, 29.7 КоАП РФ, административным органом соблюдены, права заявителя, установленные статьей 25.2 КоАП РФ, и иные права, предусмотренные настоящим Кодексом, обеспечены. Данный факт заявителем не оспаривается.
В соответствии со статьей 2.1 КоАП РФ
административным правонарушением признается противоправное, виновное
действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое
настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об
административных правонарушениях установлена административная
ответственность.
Согласно статье 7.6 КоАП РФ
самовольное занятие водного объекта или его части, либо использование
их без документов, на основании которых возникает право пользования
водным объектом или его частью, либо водопользование с нарушением его
условий, влечет наложение административного штрафа на юридических лиц от
пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей или административное
приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

Объективной
стороной вменяемого заявителю административного правонарушения является
использование водного объекта без документов, на основании которых
возникает право пользования водным объектом.
Статьей 1 Водного Кодекса Российской Федерации
в целях настоящего Кодекса используются следующие основные понятия:
акватория — водное пространство в пределах естественных, искусственных
или условных границ; водный объект — природный или искусственный водоем,
водоток либо иной объект, постоянное или временное сосредоточение вод в
котором имеет характерные формы и признаки водного режима;
водопользователь — физическое лицо или юридическое лицо, которым
предоставлено право пользования водным объектом; использование водных
объектов (водопользование) — использование различными способами водных
объектов для удовлетворения потребностей Российской Федерации, субъектов
Российской Федерации, муниципальных образований, физических лиц,
юридических лиц.
Исходя из положений части 1 статьи 8 Водного кодекса Российской Федерации,
водные объекты находятся в собственности Российской Федерации
(федеральной собственности), за исключением случаев, установленных частью 2 настоящей статьи.
Согласно части 1 статьи 9 Водного кодекса Российской Федерации
физические лица, юридические лица приобретают право пользования
поверхностными водными объектами по основаниям и в порядке, которые
установлены главой 3 настоящего Кодекса.
Пунктом 2 части 1 статьи 11 Водного кодекса Российской Федерации установлено, что на основании договоров водопользования, если иное не предусмотрено частями 2
и 3 настоящей статьи, водные объекты, находящиеся в федеральной
собственности, собственности субъектов Российской Федерации,
собственности муниципальных образований, предоставляются в пользование
для использования акватории водных объектов, в том числе для
рекреационных целей.
Вышеназванная норма Водного кодекса Российской Федерации
устанавливает исчерпывающий перечень видов водопользования,
осуществляемых на основании договоров (часть 1), решений (часть 2), либо
в их отсутствие (часть 3).
Как
следует из материалов дела и не оспаривается сторонами, что заявитель в
Абанском районе Красноярского края осуществляет эксплуатацию ледовой
переправы (длиной 320 м, шириной 8 м, площадью 25600 м2) через реку
Бирюса на автодороге Покатеево-Хиндичет, 3 км (Абанский филиал), в
отсутствие разрешительных документов на использование акватории реки
Бирюса с целью устройства и эксплуатации ледовой переправы.
Заявитель,
оспаривая постановление административного органа, считает, что
заключение договора водопользования либо принятия решения о
предоставлении водного объекта в пользование в данном случае не
требуется, поскольку предприятие не осуществляет использование водного
объекта в своих целях, а осуществляет работы по содержанию ледовых
переправ на общедоступном водном объекте.
Суд апелляционной инстанции отклоняет указанный довод предприятия по следующим основаниям.
Согласно
государственному контракту ТЭ N 241/11 на выполнение работ по
содержанию автомобильных дорог и искусственных сооружений на них,
находящихся на территории Красноярского края от 23.12.2011, ГП «КрайДЭО»
выполняет весь комплекс работ по устройству и содержанию, в том числе,
зимних автомобильных дорог, включающих сезонное содержание зимних
автодорог, устройство и содержание ледовых переправ.
В
соответствии с пунктами 5.1, 5.2 государственного контракта, в
обязанности заявителя (подрядчика по государственному контракту) входит,
в том числе, обеспечение бесперебойного и безопасного движения
транспортных средств по закрепленным автодорогам; сохранность имущества,
входящего в состав автомобильных дорог и метеорологического
оборудования; требуемый уровень содержания автомобильных дорог.
Устройство
и содержание ледовой переправы, согласно приложению N 13 к
государственному контракту ТЭ N 241/11 от 23.12.2011, включает в себя
срезку наплывов льда и торосов вручную, намораживание льда на переправе,
уборку мусора с ледяного покрова и береговой полосы и т.д.
Работы
по устройству и содержанию автомобильных дорог согласно
государственному контракту оплачиваются предприятию заказчиком — КГКУ
«Управление автомобильных дорог по Красноярскому краю».
Таким
образом, при устройстве и содержании ледовой переправы заявитель
осуществляет использование акватории водного объекта для удовлетворения
потребностей, в том числе муниципального образования, физических лиц,
юридических лиц, что в силу положений статьи 11 Водного кодекса Российской Федерации
предусматривает необходимость заключения договора водопользования.
Доказательств наличия у заявителя такого договора на момент проверки и в
ходе рассмотрения настоящего дела судом предприятием не представлено.
Часть 3 статьи 11 Кодекса,
на которую ссылается предприятие, в данном случае не применима,
поскольку в ней предусмотрены случаи, в которых заключение договора
водопользования не требуется. Устройство и содержание ледовых переправ к
случаям, перечисленным в части 3 статьи 11 Водного кодекса РФ, не относится.
Довод заявителя на то, что Водным кодексом Российской Федерации устройство и содержание ледовых переправ к случаям, перечисленным в части 1 и 2 статьи 11 указанного Кодекса,
не относиться, в связи с чем, получение предприятием соответствующего
разрешения (заключения договора водопользования) не требуется, не
принимается судом апелляционной инстанции как основанный на неверном
толковании норм материального права.
Суд
апелляционной инстанции также признает ошибочным и нормативно не
обоснованным довод заявителя о неправомерности отнесения водоема,
покрытого льдом, к поверхностным водным объектам и отсутствии
воздействия на водный объект при эксплуатации ледовой переправы.
Часть 4 статьи 5 Водного кодекса Российской Федерации,
на которую ссылается заявитель, устанавливает порядок определения
береговой линии (границы водного объекта); акватория, согласно статье 1 Водного кодекса Российской Федерации, это водное пространство в пределах установленных границ.
Река,
являющаяся в силу прямого указания закона, поверхностным водным
объектом, продолжает оставаться поверхностным водным объектом вне
зависимости от времени года. Нормативное обоснование обратного
заявителем не представлено.
При
изложенных обстоятельствах, суд апелляционной инстанции пришел к
выводу, что административным органом доказано наличие в действиях
(бездействии) заявителя объективной стороны административного
правонарушения, предусмотренного статьей 7.6 КоАП РФ.
Ссылка
заявителя на судебную практику не принимается судом апелляционной
инстанции, поскольку содержит иные фактические обстоятельства.
Довод
представителей заявителя о том, что ГП «КрайДЭО» не является субъектом
вмененного административного правонарушения, не принимается судом
апелляционной инстанции.
Как
указывалось ранее, объективной стороной правонарушения, к
ответственности за совершение которого привлечен заявитель, является
использование водного объекта без документов, на основании которых
возникает право пользования водным объектом. Следовательно, субъектом
ответственности является любое лицо, осуществляющее использование
водного объекта.
В статье 1 Водного кодекса Российской Федерации
раскрыто понятие «использование водных объектов (водопользование)», под
которым понимается использование различными способами водных объектов
для удовлетворения потребностей Российской Федерации, субъектов
Российской Федерации, муниципальных образований, физических лиц,
юридических лиц.
Материалами
дела подтвержден факт использования заявителем водного объекта для
устройства и содержания (эксплуатации) ледовой переправы. Факт
нахождения дороги на балансе и в оперативном управлении КГУ «Управление
автомобильных дорог по Красноярскому краю», а так же проведения
указанным юридическим лицом согласований при разработке и утверждении
проектно-сметной документации не свидетельствует о привлечении к
административной ответственности ненадлежащего субъекта.
На основании изложенного, вышеприведенный довод заявителя подлежит отклонению судом.
Статья 1.5 КоАП РФ
устанавливает презумпцию невиновности лица, пока его вина в совершении
конкретного административного правонарушения не будет доказана в
порядке, предусмотренном данным Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело.
Согласно части 2 статьи 2.1 КоАП РФ,
юридическое лицо признается виновным в совершении административного
правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность
для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом
или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена
административная ответственность, но данным лицом не были приняты все
зависящие от него меры по их соблюдению.
Пунктом
16 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
от 02.06.2004 N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике
при рассмотрении дел об административных правонарушениях»
предусмотрено, что выяснение виновности лица в совершении
административного правонарушения осуществляется на основании данных,
зафиксированных в протоколе об административном правонарушении,
объяснений лица, в отношении которого ведется производство по делу об
административном правонарушении, в том числе об отсутствии возможности
для соблюдения соответствующих правил и норм, о принятии всех зависящих
от него мер по их соблюдению, а также на основании иных доказательств,
предусмотренных частью 2 статьи 26.2 КоАП РФ.
В пункте 16.1 указанного постановления Пленум Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации разъяснил, что в тех случаях, когда в
соответствующих статьях Особенной части КоАП РФ
возможность привлечения к административной ответственности за
административное правонарушение ставится в зависимость от формы вины, в
отношении юридических лиц требуется лишь установление того, что у
соответствующего лица имелась возможность для соблюдения правил и норм,
за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но
им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.
Обстоятельства, указанные в части 1 или части 2 статьи 2.2 КоАП РФ, применительно к юридическим лицам установлению не подлежат.
По смыслу приведенных норм, с учетом предусмотренных статьей 2 Гражданского кодекса Российской Федерации
характеристик предпринимательской деятельности (осуществляется на свой
риск), отсутствие вины юридического лица, предполагает объективную
невозможность соблюдения установленных правил, необходимость принятия
мер, от юридического лица не зависящих.
Заявитель
не представил ни суду первой инстанции, ни суду апелляционной инстанции
достаточных пояснений и доказательств, подтверждающих надлежащее
принятие им необходимых мер по соблюдению вышеуказанных требований
законодательства, а также отсутствия возможности для их соблюдения.
При таких обстоятельствах вина ГП «КрайДЭО» в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 7.6 КоАП РФ, является установленной.
Таким
образом, административным органом доказано, что действия (бездействия)
предприятия образуют состав административного правонарушения,
предусмотренного статьей 7.6 КоАП РФ.
Исключительные обстоятельства, свидетельствующие о наличии, по настоящему делу, предусмотренных статьей 2.9 КоАП РФ признаков малозначительности совершенного административного правонарушения судом апелляционной инстанции не установлены.
Отягчающих и смягчающих ответственность обстоятельств судом апелляционной инстанции не установлено, об их наличии не заявлено.
Размер административного штрафа определен в размере минимальной санкции, предусмотренной статьей 7.6 КоАП РФ.
Суд апелляционной инстанции считает, что избранная административным
органом мера наказания соответствует тяжести совершенного правонарушения
и обусловлена достижением целей, предусмотренных частью 1 статьи 3.1 КоАП РФ.
Поскольку
доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не содержат фактов, которые
имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу,
влияли на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали
выводы суда первой инстанции, то признаются апелляционным судом
несостоятельными, в связи с чем не могут служить основанием для отмены
оспариваемого решения суда первой инстанции.
При
изложенных обстоятельствах, судом апелляционной инстанции не
установлено оснований для отмены решения суда первой инстанции и для
удовлетворения апелляционной жалобы. Согласно статье 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,
решение Арбитражного суда Красноярского края от 25 июня 2014 года по
делу N А33-8155/2014 подлежит оставлению без изменения, апелляционная
жалоба — без удовлетворения.
В данном случае судебные расходы по уплате государственной пошлины не подлежат распределению, поскольку в силу части 4 статьи 208 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,
заявление об оспаривании решения административного органа о привлечении
к административной ответственности государственной пошлиной не
облагается. Следовательно, по данной категории спора государственная
пошлина не уплачивается в целом по делу, в том числе при подаче
апелляционной жалобы.
Руководствуясь статьями 268, 269, 271, 272.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд
постановил:
решение
Арбитражного суда Красноярского края от 25 июня 2014 года по делу N
А33-8155/2014 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без
удовлетворения.
Настоящее
постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может
быть обжаловано в течение двух месяцев в Арбитражный суд
Восточно-Сибирского округа через арбитражный суд, принявший решение,
только по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Судья
О.А. Иванцова
Электронный текст документа
подготовлен ЗАО «Кодекс» и сверен по:
файл-рассылка
15 Марта 2016, 13:53
q Отблагодарить
0 0
Юрист - Ирина
8,5
Рейтинг Правовед.ru
19211
ответов
7608
отзывов
эксперт
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации
Юрист, г. Ставрополь
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации

Здравствуйте, Андрей!

Вот практика:

В ходе проверки был сделан запрос о предоставлении копии договора
водопользования или разрешения на использование водного объекта
(приложение 1 (пункт 22) к Акту проверки от 13.08.2010 № 9/05-1530) — документы по данному пункту представлены не были. В ходе дальнейшего
проведения проверки установлено — что ОАО «Ванинский морской торговый
порт» имеет договор аренды государственного имущества морских портов от
05.01.2000 № 57, выписку из государственного реестра прав на недвижимое
имущество и сделок с ним от 08.02.2010 № 07/001/2010-409 (приложение № 6
(пункт 4) к Акту проверки от 13.08.2010 № 9/05-1530). В данных документах
говорится о том, что правообладатель — Российская Федерация (собственник)
сдает, а ОАО «Ванинский морской торговый порт» принимает государственное
имущество, т.е. причалы № 5, № 6, № 7, № 9, № 10, № 11, № 12, № 15, № 16, №
17, № 19, № 20, №№ 14-14а (комплекс паромной переправы), пирс № 3 — для
использования в целях производства погрузочно-разгрузочных работ,
складских операций и комплексного обслуживания транспортного флота.
Как следует из материалов дела, после приватизации порта акватория была
изъята у акционерного общества и передана в постоянное бессрочное
пользование ФГУ «Морская администрация порта Ванино». (Постановление
Администрации Ванинского района от 04.05.1995 г. № 187). ОАО «Ванинский
морской порт» арендует причалы для осуществления погрузочно-разгрузочных
операций с грузами.
На основании изложенного суд приходит к выводу о том, что Общество
использует пирсы, причалы (иные сооружения), расположенные на водном
объекте, для осуществления погрузочно-разгрузочной деятельности.
По мнению суда, деятельность, осуществляемая Обществом не попадает
под исключения, установленные частью 3 статьи 11 Кодекса, при котором не
требуется заключения договора или получения разрешения на пользование
водным объектом
. В том числе, по мнению суда, данная деятельность не
является судоходством.
Согласно статье 2 Кодекса торгового мореплавания, под торговым
мореплаванием в настоящем Кодексе понимается деятельность, связанная с
использованием судов для: перевозок грузов, пассажиров и их багажа;
рыболовства; разведки и разработки минеральных и других неживых ресурсов
морского дна и его недр; лоцманской и ледокольной проводки; поисковых,
спасательных и буксирных операций; подъема затонувшего в море имущества;
гидротехнических, подводно-технических и других подобных работ;
санитарного, карантинного и другого контроля; защиты и сохранения морской
среды; проведения морских научных исследований; учебных, спортивных и
культурных целей; иных целей.
Аналогично понятие судоходства имеется в статье 3 Кодекса внутреннего
водного транспорта Российской Федерации. В соответствии с указанной
статьей, судоходство — деятельность, связанная с использованием на
внутренних водных путях судов для перевозок грузов, пассажиров и их багажа,
почтовых отправлений, буксировки судов и иных плавучих объектов,
проведения поисков, разведки и добычи полезных ископаемых, строительных,
путевых, гидротехнических, подводно-технических и других подобных работ,
лоцманской и ледокольной проводки, спасательных операций, осуществления
мероприятий по охране водных объектов, защите их от загрязнения и
засорения, подъема затонувшего имущества, санитарного и другого контроля,
проведения научных исследований, учебных, спортивных, культурных и иных
целей.
Указанные нормы не относят деятельность портов, включая погрузочно-
разгрузочную и иные виды деятельности к судоходству.
Погрузка, разгрузка судов, иные погрузочно-разгрузочные работы могут
быть отнесены, по мнению суда, к деятельности, обеспечивающей
7 А73-10430/2010
7
использование судов (торговое мореплавание, судоходство) для перевозки
грузов. Однако, является самостоятельным видом деятельности.
Указанное подтверждается Постановлением Правительства Российской
Федерации от 13.08.2006 г. № 490 «О лицензировании отдельных видов
деятельности на морском и внутреннем водном транспорте», которым
разделены лицензируемые виды деятельности на морском и внутреннем водном
транспорте на виды деятельности: перевозка морским транспортом грузов;
перевозка внутренним водным транспортом грузов; деятельность по
осуществлению буксировок морским транспортом; погрузочно-разгрузочная
деятельность применительно к опасным грузам в морских портах; погрузочно-
разгрузочная деятельность применительно к опасным грузам на внутреннем
водном транспорте.
Положением о лицензировании погрузочно-разгрузочной деятельности
применительно к опасным грузам в морских портах, утвержденным
вышеуказанным Постановлением Правительства Российской Федерации от
13.08.2006 г. № 490 «О лицензировании отдельных видов деятельности на
морском и внутреннем водном транспорте», установлено, что под погрузочно-
разгрузочной деятельностью понимается перемещение грузов из одного
транспортного средства в другое транспортное средство (одним из которых
является судно) непосредственно или через склад.
Помимо изложенного, следует указать, что Общество осуществляет также
эксплуатацию причалов, пирсов, расположенных на водном объекте, складских
операций и комплексного обслуживания транспортного флота.
Как следует из материалов дела, у ОАО «Ванинский морской торговый
порт» правоустанавливающий документ на пользования водным объектом,
либо его частью (договор на пользование водным объектом) отсутствует.
В соответствии со статьей 7.6 КоАП РФ, самовольное занятие водного
объекта или его части, либо использование их без документов, на основании
которых возникает право пользования водным объектом или его частью, либо
водопользование с нарушением его условий, является административным
правонарушением и влечет наложение административного штрафа на
юридических лиц — от пяти тысяч до десяти тысяч рублей.
При таких обстоятельствах, следует признать обоснованным вывод
административного органа о наличии в действиях (бездействии) Общества
признаком правонарушения, предусмотренного статьей 7.6 КоАП РФ.
Довод заявителя о невозможности заключения договора, заключаемого по
результатам аукциона, отклоняется как необоснованный.

Полный текст здесь kad.arbitr.ru/PdfDocument/04cff8db-7365-4aa4-87a8-ed20dbc7d332/A73-10430-2010_20101108_Reshenie.pdf

Попробуйте обжаловать постановление административного органа, однако, не факт, что решение будет в вашу пользу.

Вот еще есть подобное решение kad.arbitr.ru/Card/10d92bf8-92e8-431a-bb01-a25a77fdbb66

Желаю удачи!

15 Марта 2016, 13:54
q Отблагодарить
0 0
Юрист - Дмитрий
8,3
Рейтинг Правовед.ru
14317
ответов
5578
отзывов
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации
Юрист, г. Электросталь
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации
Правомерно ли привлечении нас к ответственности за не исполнение п.2 ч.1 ст.11 Водного кодекса? Нужно ли для организации ледовой переправы заключить договор водопользования? Желательно пример из судебной практики.
Андрей

Здравствуйте!

правомерно. нужно.

Дело А33-8155/2014
ТРЕТИЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 10 сентября 2014 года Дело N А33-8155/2014
15 Марта 2016, 13:58
q Отблагодарить
0 0
Юрист - Юрий
530
ответов
126
отзывов
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации
Юрист, г. Омск
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации
ТРЕТИЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 10 сентября 2014 года Дело N А33-8155/2014

государственное предприятие Красноярского края «Дорожно-Эксплуатационная
организация» (ИНН 2454013163, ОГРН 1022401505257) (далее — ГП
«КрайДЭО», предприятие, заявитель) обратилось в Арбитражный суд
Красноярского края с заявлением к Управлению Федеральной службы по надзору в
сфере природопользования по Красноярскому краю (далее — Управление,
административный орган) об оспаривании постановления от 02.04.2014 N
ВЗАТН-086/2 о назначении административного наказания.

определением Арбитражного суда Красноярского края от
06.05.2014 заявление принято к производству суда в порядке упрощенного
производства.

решением Арбитражного суда Красноярского края от 25 июня
2014 года по делу N А33-8155/2014 в удовлетворении заявленного требования
отказано.

Не согласившись с данным судебным актом, ГП
«КрайДЭО» обратилось в Третий арбитражный апелляционный суд с
апелляционной жалобой, в которой просит обжалуемое решение суда первой
инстанции отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленного
требования в полном объеме. В апелляционной жалобе заявитель ссылается на
следующие доводы:

— предприятие не является надлежащим субъектом вменяемого
административного правонарушения, поскольку оно не использует водный объект, а
является исполнителем работ по государственному контракту;

— заключение договора водопользования или получения
специального разрешения не требуется, поскольку предприятие осуществляет
использование водного объекта — акватории р. Бирюса — не в своих целях, а
осуществляет работы по содержанию ледовой переправы на общедоступном водном
объекте; судом первой инстанции не учтено, что заявитель не использует
акваторию в понимании пункта 1 статьи 1 и пункта 4 статьи 5 Водного кодекса
Российской Федерации.

Представитель предприятия в судебном заседании поддержал
требования апелляционной жалобы, сослались на доводы, изложенные в
апелляционной жалобе, дополнительных пояснениях к апелляционной жалобе.

Представитель административного органа в судебном
заседании доводы апелляционной жалобы (с учетом дополнения) не признал,
сослался на основания, изложенные в отзыве на апелляционную жалобу,
дополнительных пояснениях к отзыву, просил решение суда первой инстанции
оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Представитель Управления также заявил устное ходатайство о приобщении к материалам дела регламента работы ледовых переправ на
автомобильных дорогах общего пользования Красноярского края, утвержденного
заместителем Губернатора края — руководителем департамента экономического
планирования и промышленной политики администрации края 28.12.2007.

Суд апелляционной инстанции приобщил указанный документ к материалам дела в качестве нормативного акта.

Апелляционная жалоба рассматривается в порядке,
установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской
Федерации.

При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной
инстанции установлены следующие обстоятельства.

На основании распоряжения от 17.02.2014 N 086-р/п
административным органом проведена плановая выездная проверка соблюдения
предприятием требований природоохранного законодательства, результаты проверки
оформлены актом от 24.03.2014 N ВЗАТН-086.

На основании Регламента работы ледовых переправ на
автомобильных дорогах общего пользования Красноярского края, утвержденного
заместителем Губернатора края — руководителем департамента экономического
планирования и промышленной политики администрации Красноярского края
28.12.2007, ГП «КрайДЭО» является исполнителем по строительству и
эксплуатации ледовых переправ.

В ходе проверки установлено, что в Абанском районе
Красноярского края заявитель осуществляет эксплуатацию ледовой переправы
(длиной 320 м, шириной 8 м, площадью 25600 м_2) через р. Бирюса на автодороге
Покатеево-Хиндичет, 3 км (Абанский филиал). Основанием для ее строительства
явилось распоряжение администрации Абанского района от 13.12.2013 N 437-р. Факт
эксплуатации ледовой переправы подтвержден ее паспортом, актом обследования
автозимника Покатеево-Хиндичет с ледовой переправой через р. Бирюса в Абанском
районе от 28.01.2014, а также актом натурного осмотра от 26.02.2014 N
ВЗНАТ-086/1, составленного в рамках выездной проверки.

На момент проверки предприятие не имело разрешительных
документов на использование акватории р. Бирюса с целью устройства и эксплуатации
ледовой переправы.

26.03.2014 по данному факту в отношении заявителя
составлен протокол N ВЗАТН-086/2 об административном правонарушении,
предусмотренном статьей 7.6 Кодекса Российской Федерации об административных
правонарушениях.

02.04.2014 вынесено постановление о назначении
административного наказания N ВЗНАТ-086/2, которым предприятие признано
виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного
статьей 7.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях;
назначено наказание в виде административного штрафа в размере 50 000 рублей.

Заявитель, считая указанное постановление незаконным и
подлежащим отмене, обратился в Арбитражный суд Красноярского края с
вышеуказанным заявлением.

Проверив в пределах, установленных статьей 268
Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, соответствие
выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, имеющимся в материалах дела
доказательствам, правильность применения арбитражным судом первой инстанции
норм материального права и соблюдения норм процессуального права, заслушав и
оценив доводы лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции не установил
оснований для отмены судебного акта на основании следующего.

В соответствии со статьей 123 Конституции Российской
Федерации, статьями 7, 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской
Федерации, судопроизводство осуществляется на основе состязательности и
равноправия сторон. Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса
Российской Федерации, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать
обстоятельства, на которые оно ссылается, как на основания своих требований и
возражений.

Согласно части 6 статьи 210 Арбитражного процессуального
кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела об оспаривании решения административного
органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в
судебном заседании проверяет законность и обоснованность оспариваемого решения,
устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа,
принявшего оспариваемое решение, устанавливает, имелись ли законные основания
для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный
порядок привлечения к ответственности, не истек ли сроки давности привлечения к
административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

В силу части 4 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по делам об оспаривании решений административных
органов о привлечении к административной ответственности обязанность
доказывания обстоятельств, послуживших основанием для привлечения к
административной ответственности, возлагается на административный орган,
принявший оспариваемое решение.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении
заявленных требований, пришел к выводу о доказанности наличия в действиях
(бездействии) ГП КК «КрайДЭО» состава вменяемого административного
правонарушения и отсутствия процессуальных нарушений при производстве по делу
об административном правонарушении.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда
первой инстанции по следующим основаниям.

Исходя из статей 23.23. 25.11, 28.3 Кодекса Российской
Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ), Положения об осуществлении государственного контроля и надзора за использованием и охраной водных объектов, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 05.06.2013 N 476, Положения об Управлении Федеральной службы по
надзору в сфере природопользования по Красноярскому краю, утвержденного
приказом Федеральной службы по надзору в сфере природопользования от 23.06.2011 N401, Перечня должностных лиц Федеральной службы по надзору в сфере природопользования и ее территориальных органов, осуществляющих федеральный государственный экологический контроль (федеральных государственных инспекторов в области охраны окружающей среды), утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 25.09.2008 N 716, Перечня должностных лиц Федеральной службы по надзору в сфере природопользования, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, утвержденного приказом Министерства природных ресурсов Российской Федерации от 08.04.2013 N 115, протокол об административном правонарушении от 26.03.2014 N ВЗНАТ-086/2 составлен, оспариваемое постановление о назначении административного наказания от 02.04.2014 N ВЗНАТ-086/2 вынесено уполномоченным должностным лицом в пределах компетенции.

Процедура привлечения заявителя к административной
ответственности, в том числе требования, установленные статьями 28.2, 29.7 КоАП
РФ, административным органом соблюдены, права заявителя, установленные статьей
25.2 КоАП РФ, и иные права, предусмотренные настоящим Кодексом, обеспечены.
Данный факт заявителем не оспаривается.

В соответствии со статьей 2.1 КоАП РФ административным
правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие)
физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами
субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена
административная ответственность.

Согласно статье 7.6 КоАП РФ самовольное занятие водного
объекта или его части, либо использование их без документов, на основании
которых возникает право пользования водным объектом или его частью, либо
водопользование с нарушением его условий, влечет наложение административного
штрафа на юридических лиц от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей или
административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

Объективной стороной вменяемого заявителю
административного правонарушения является использование водного объекта без
документов, на основании которых возникает право пользования водным объектом.

Статьей 1 Водного Кодекса Российской Федерации в целях
настоящего Кодекса используются следующие основные понятия: акватория — водное
пространство в пределах естественных, искусственных или условных границ; водный
объект — природный или искусственный водоем, водоток либо иной объект,
постоянное или временное сосредоточение вод в котором имеет характерные формы и
признаки водного режима; водопользователь — физическое лицо или юридическое
лицо, которым предоставлено право пользования водным объектом; использование
водных объектов (водопользование) — использование различными способами водных
объектов для удовлетворения потребностей Российской Федерации, субъектов
Российской Федерации, муниципальных образований, физических лиц, юридических
лиц.

Исходя из положений части 1 статьи 8 Водного кодекса
Российской Федерации, водные объекты находятся в собственности Российской
Федерации (федеральной собственности), за исключением случаев, установленных
частью 2 настоящей статьи.

Согласно части 1 статьи 9 Водного кодекса Российской
Федерации физические лица, юридические лица приобретают право пользования
поверхностными водными объектами по основаниям и в порядке, которые установлены
главой 3 настоящего Кодекса.

Пунктом 2 части 1 статьи 11 Водного кодекса Российской
Федерации установлено, что на основании договоров водопользования, если иное не
предусмотрено частями 2 и 3 настоящей статьи, водные объекты, находящиеся в
федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации,
собственности муниципальных образований, предоставляются в пользование для
использования акватории водных объектов, в том числе для рекреационных целей.

Вышеназванная норма Водного кодекса Российской Федерации
устанавливает исчерпывающий перечень видов водопользования, осуществляемых на основании договоров (часть 1), решений (часть 2), либо в их отсутствие (часть
3).

Как следует из материалов дела и не оспаривается сторонами, что заявитель в Абанском районе Красноярского края осуществляет эксплуатацию ледовой переправы (длиной 320 м, шириной 8 м, площадью 25600 м2) через реку Бирюса на автодороге Покатеево-Хиндичет, 3 км (Абанский филиал), в отсутствие разрешительных документов на использование акватории реки Бирюса с
целью устройства и эксплуатации ледовой переправы.

Заявитель, оспаривая постановление административного органа, считает, что заключение договора водопользования либо принятия решения о предоставлении водного объекта в пользование в данном случае не требуется, поскольку предприятие не осуществляет использование водного объекта в своих
целях, а осуществляет работы по содержанию ледовых переправ на общедоступном
водном объекте.

Суд апелляционной инстанции отклоняет указанный довод
предприятия по следующим основаниям.

Согласно государственному контракту ТЭ N 241/11 на
выполнение работ по содержанию автомобильных дорог и искусственных сооружений
на них, находящихся на территории Красноярского края от 23.12.2011, ГП
«КрайДЭО» выполняет весь комплекс работ по устройству и содержанию, в
том числе, зимних автомобильных дорог, включающих сезонное содержание зимних
автодорог, устройство и содержание ледовых переправ.

В соответствии с пунктами 5.1, 5.2 государственного контракта, в обязанности заявителя (подрядчика по государственному контракту) входит, в том числе, обеспечение бесперебойного и безопасного движения транспортных средств по закрепленным автодорогам; сохранность имущества, входящего в состав автомобильных дорог и метеорологического оборудования; требуемый уровень содержания автомобильных дорог.

Устройство и содержание ледовой переправы, согласно приложению N 13 к государственному контракту ТЭ N 241/11 от 23.12.2011, включает в себя срезку наплывов льда и торосов вручную, намораживание льда на переправе, уборку мусора с ледяного покрова и береговой полосы и т.д. Работы по устройству и содержанию автомобильных дорог согласно государственному контракту оплачиваются предприятию заказчиком — КГКУ «Управление автомобильных дорог по Красноярскому краю».

Таким образом, при устройстве и содержании ледовой переправы заявитель осуществляет использование акватории водного объекта для удовлетворения потребностей, в том числе муниципального образования, физических
лиц, юридических лиц, что в силу положений статьи 11 Водного кодекса Российской
Федерации предусматривает необходимость заключения договора водопользования.
Доказательств наличия у заявителя такого договора на момент проверки и в ходе
рассмотрения настоящего дела судом предприятием не представлено.

Часть 3 статьи 11 Кодекса, на которую ссылается предприятие,
в данном случае не применима, поскольку в ней предусмотрены случаи, в которых
заключение договора водопользования не требуется. Устройство и содержание
ледовых переправ к случаям, перечисленным в части 3 статьи 11 Водного кодекса
РФ, не относится.

Довод заявителя на то, что Водным кодексом Российской
Федерации устройство и содержание ледовых переправ к случаям, перечисленным в
части 1 и 2 статьи 11 указанного Кодекса, не относиться, в связи с чем,
получение предприятием соответствующего разрешения (заключения договора
водопользования) не требуется, не принимается судом апелляционной инстанции как основанный на неверном толковании норм материального права.

Суд апелляционной инстанции также признает ошибочным и
нормативно не обоснованным довод заявителя о неправомерности отнесения водоема,
покрытого льдом, к поверхностным водным объектам и отсутствии воздействия на
водный объект при эксплуатации ледовой переправы.

Часть 4 статьи 5 Водного кодекса Российской Федерации, на
которую ссылается заявитель, устанавливает порядок определения береговой линии
(границы водного объекта); акватория, согласно статье 1 Водного кодекса
Российской Федерации, это водное пространство в пределах установленных границ.

Река, являющаяся в силу прямого указания закона, поверхностным
водным объектом, продолжает оставаться поверхностным водным объектом вне
зависимости от времени года. Нормативное обоснование обратного заявителем не
представлено.

При изложенных обстоятельствах, суд апелляционной
инстанции пришел к выводу, что административным органом доказано наличие в
действиях (бездействии) заявителя объективной стороны административного
правонарушения, предусмотренного статьей 7.6 КоАП РФ.

Ссылка заявителя на судебную практику не принимается судом апелляционной инстанции, поскольку содержит иные фактические обстоятельства.

Довод представителей заявителя о том, что ГП «КрайДЭО» не является субъектом вмененного административного правонарушения, не принимается судом апелляционной инстанции.

Как указывалось ранее, объективной стороной правонарушения, к ответственности за совершение которого привлечен заявитель, является использование водного объекта без документов, на основании которых возникает право пользования водным объектом. Следовательно, субъектом ответственности является любое лицо, осуществляющее использование водного объекта.

В статье 1 Водного кодекса Российской Федерации раскрыто понятие «использование водных объектов (водопользование)», под которым понимается использование различными способами водных объектов для удовлетворения потребностей Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, физических лиц, юридических лиц.

Материалами дела подтвержден факт использования заявителем водного объекта для устройства и содержания (эксплуатации) ледовой переправы. Факт нахождения дороги на балансе и в оперативном управлении КГУ «Управление автомобильных дорог по Красноярскому краю», а так же проведения указанным юридическим лицом согласований при разработке и утверждении проектно-сметной документации не свидетельствует о привлечении к административной ответственности ненадлежащего субъекта.

На основании изложенного, вышеприведенный довод заявителя
подлежит отклонению судом.

Статья 1.5 КоАП РФ устанавливает презумпцию невиновности
лица, пока его вина в совершении конкретного административного правонарушения
не будет доказана в порядке, предусмотренном данным Кодексом, и установлена
вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица,
рассмотревших дело.

Согласно части 2 статьи 2.1 КоАП РФ, юридическое лицо
признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет
установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за
нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации
предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Пунктом 16 постановления Пленума Высшего Арбитражного
Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 «О некоторых вопросах, возникших
в судебной практике при рассмотрении дел об административных
правонарушениях» предусмотрено, что выяснение виновности лица в совершении
административного правонарушения осуществляется на основании данных,
зафиксированных в протоколе об административном правонарушении, объяснений
лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном
правонарушении, в том числе об отсутствии возможности для соблюдения
соответствующих правил и норм, о принятии всех зависящих от него мер по их соблюдению,
а также на основании иных доказательств, предусмотренных частью 2 статьи 26.2
КоАП РФ. В пункте 16.1 указанного постановления Пленум Высшего Арбитражного
Суда Российской Федерации разъяснил, что в тех случаях, когда в соответствующих
статьях Особенной части КоАП РФ возможность привлечения к административной
ответственности за административное правонарушение ставится в зависимость от
формы вины, в отношении юридических лиц требуется лишь установление того, что у соответствующего лица имелась возможность для соблюдения правил и норм, за
нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Обстоятельства, указанные в части 1 или части 2 статьи 2.2 КоАП РФ, применительно к юридическим лицам установлению не подлежат.

По смыслу приведенных норм, с учетом предусмотренных статьей 2 Гражданского кодекса Российской Федерации характеристик предпринимательской деятельности (осуществляется на свой риск), отсутствие вины юридического лица, предполагает объективную невозможность соблюдения установленных правил, необходимость принятия мер, от юридического лица не зависящих.

Заявитель не представил ни суду первой инстанции, ни суду апелляционной инстанции достаточных пояснений и доказательств, подтверждающих надлежащее принятие им необходимых мер по соблюдению вышеуказанных требований законодательства, а также отсутствия возможности для их соблюдения.

При таких обстоятельствах вина ГП «КрайДЭО» в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 7.6 КоАП РФ, является установленной.

Таким образом, административным органом доказано, что действия (бездействия) предприятия образуют состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 7.6 КоАП РФ.

......................................................................................................

Судья

15 Марта 2016, 14:08
q Отблагодарить
0 0
530
ответов
126
отзывов
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации
юрист, г. Омск
Общаться в чате

Здравствуйте, Андрей,

Правомерность привлечения вашей организации к административной ответственности по факту отсутствия договора на водопользование сомнительно. Данный вывод следует о противоречивости вынесенных решений судебных органов.

Я не буду обосновывать законность или незаконность составления протокола, однако вы можете ознакомиться с решением Архангельского областного суда № 7П-195/2015 от 20 августа 2015 г. по делу № 7П-195/2015 и принять решение – обжаловать действие контролирующего органа или нет.

15 Марта 2016, 16:15
Юрист - Валентина
135
ответов
70
отзывов
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации
Бреднева Валентина
Юрист
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации
  • 135ответов
  • 70отзывов

На сайте Арбитражных судов (ссылка ниже) можно найти дело (по номеру дела- указала ниже), там правда не про переправу, но аргументы можно позаимствовать...

ras.arbitr.ru
Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 11.11.2015 N Ф09-7498/15 по делу N А60-52282/2014 Требование: Об отмене постановления о привлечении к ответственности по ст. 7.6 КоАП РФ за пользование водным объектом без оформления договора водопользования. Решение: Требование удовлетворено, так как уполномоченным органом не исследованы доводы лица, привлекаемого к ответственности, о принятии им мер по заключению договора водопользования, кроме того, указанное лицо действовало в состоянии крайней необходимости, поскольку водный объект является единственным источником централизованного питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения населения, проживающего на спорной территории.

Например, вдруг переправа единственная быстрая возможность для жителей попасть из одного пункта в другой...

Однако в силу ст. 2.7 Кодекса не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред.

Или например, такой довод, что вы уже в процессе заключения договора...

Кроме того, если даже в действиях заявителя имеются событие и состав административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 7.6 Кодекса, действия заявителя, по мнению суда, не могли причинить существенной угрозы охраняемым общественным отношениям (ст. 2.9 Кодекса), так как ранее договор был заключен и в настоящее время заявителем ведется работа по его перезаключению, при этом доказательств наличия вреда от действий заявителя заинтересованным лицом суду не представлено.
15 Марта 2016, 16:40
q Отблагодарить
0 0
135
ответов
70
отзывов
Общаться в чате
Бесплатная оценка вашей ситуации
Бреднева Валентина
юрист
Общаться в чате

Выше Юрий Михалёв указал на номер дела, оно действительно будет вам интересно, поэтому кидаю ссылку на него:

sudact.ru/regular/doc/3qr25blUflLC/?regular-txt=®ular-case_doc=7П-195%2F2015®ular-doc_type=®ular-date_from=®ular-date_to=®ular-workflow_stage=®ular-area=®ular-court=®ular-judge=&_=1458049439072

Из этого судебного решения:

Пунктом 17 части 3 статьи 11 Водного кодекса Российской Федерации установлено, что не требуется заключение договора водопользования или принятие решения о предоставлении водного объекта в пользование в случае, если водный объект используется, в том числе, для удовлетворения личных и бытовых нужд граждан в соответствии со статьей 6 настоящего Кодекса.
Статьей 6 Водного кодекса Российской Федерации определено, что поверхностные водные объекты, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, являются водными объектами общего пользования, то есть общедоступными водными объектами, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом (часть 1).

Честно скажу, чаще встречаются по 7.6 КоАП совсем другие решения:

Решение Ленинградского областного суда от 26.08.2015 N 7-1231/2015 Требование: Об отмене постановления о привлечении к ответственности по ст. 7.6 КоАП РФ за использование водного объекта без документов, на основании которых возникает право пользования объектом, и водопользование с нарушением его условий. Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку факт совершения правонарушения подтвержден.
15 Марта 2016, 16:55

Все еще ищете ответ? Спросить юриста проще!

Не хотите ждать?
Звоните бесплатно! 8 499 705-84-25