Бесплатная консультация юриста в Москве
8 499 705-84-25
Поиск
  • 25 ДЕК 2014
    комментарии: 76

    Истории юристов нашего проекта: Илья Костромов

    Илья Костромов никогда не думал о том, что станет адвокатом. Причем, адвокатом с большой буквы. Всю жизнь мечтал о службе в милиции, расследовать преступления и ловить преступников. Насколько сложна, но в то же время интересна, профессия следователя, он впервые узнал, как говорится, на собственной «шкуре» в 1980 году, когда окончил юридический факультет Пермского университета и пришел на службу в органы внутренних дел. Восемь лет, что трудился следователем, он до сих пор вспоминает с удовольствием и считает эти годы лучшей жизненной школой.

    В 1989 году капитан милиции в отставке вместе с товарищами организует тогда еще в СССР одну из первых юридических фирм. С этого момента, можно сказать, следователь Костромов начинает «противостоять» своим бывшим коллегам — становится адвокатом. Впрочем, об этом и многом другом, в том числе и о роли сервиса Правовед.RU в его блестящей карьере юриста, Илья Юрьевич Костромов рассказал в интервью корреспонденту нашего портала.

    Илья Костромов

    — Илья Юрьевич, как вы пришли к решению стать адвокатом?

    — Адвокатом-то я как раз быть и не собирался. Ещё в старших классах школы состоял в оперативном комсомольском отряде. В студенческие годы внештатничал в ОУР. Хотел служить в милиции, а после стажировки на 5-м курсе, когда был оформлен милиционером взвода ППС и назначен «и. о. следователя», окончательно в этом решении укрепился. У меня были замечательные наставники на стажировке! До сих пор помню их: начальник следственного отдела майор Тамара Яковлевна Касьянова и её заместитель капитан Сан Саныч Корпачёв.

    Вообще, считаю, что лучшая школа жизни и профессии для юриста — это следственная работа. Школа неоценимая: во-первых, это своего рода «испытание властью» — она учит принимать взвешенные и ответственные решения. Во-вторых, она знакомит с такими сторонами жизни, которые простому наблюдателю просто не видны…

    Мне нравилась следственная работа. Но… отношение к личному составу в МВД меня совсем не устраивало. Чиновники в погонах. Карьеру в этом ведомстве делают не лучшие «следаки» и «сыскари», а те, кто умеет красиво отчитаться и заглядывать в глаза начальству преданными собачьими глазами. Поэтому я дослужился до капитана, и решил, что мне достаточно. Через восемь лет службы под благовидным предлогом перевода на работу — в редакцию газеты обкома КПСС — я оставил службу.

    Чем в дальнейшем заниматься, я даже и не рассуждал. Конечно, работать адвокатом, а кем же ещё? Я всегда любил выступать перед публикой, обращал огромное внимание на риторику. Ну, вот и работаю адвокатом. В принципе, это не так уж сильно отличается от любимой следственной работы.

    — Что вам больше всего запомнилось из вашего студенческого периода жизни, когда учились на юридическом факультете? Были ли преподаватели в этот период, которые оказали на вас большое влияние?

    — Да, конечно. У нас в Пермском университете была великолепная школа права. Лекции профессора Демьяна Николаевича Бахраха приходили слушать даже студенты других факультетов. Он читал, казалось бы, скучнейший курс – административное право. Но как читал! Как увлекательнейший детектив! С него и я старался брать пример, выступая на студенческих научных конференциях.

    Ещё запомнился Валерий Андреевич Похмелкин. Он читал курс уголовного процесса. Прекрасно читал, но всё же, несмотря на это, потом я пришёл к выводу: уголовный процесс в теории непознаваем! Его можно освоить только на практике.

    Пермский Государственный Университет

    — Как вы оцениваете качество юридического образования в России сегодня?

    — Затрудняюсь сказать. Мне кажется, доступность образования сказалась на его качестве. В советское время поступить на юрфак было очень трудно, конкурс был огромный. Сейчас же непонятно, что творится. Можно встретить как энциклопедически образованного молодого специалиста (таких немало у нас на «Правоведе»!), так и полного профана.

    Что вы хотите, если как-то в Перовском суде мальчишка-прокурор, возражая на моё ходатайство приобщить к делу заключение специалиста, не нашёл лучшего аргумента, чем заявить: «Специалист не работает в госучреждении». Тут уж и сам судья не сдержался и порекомендовал «грамотею»-прокурору хоть изредка заглядывать в УПК.

    — На Ваш взгляд, в чем причины низкой юридической грамотности жителей России?

    — Россия испокон веков была страной правового негативизма. Чего стоит пресловутая народная мудрость «закон, что дышло»! Полагаю, недостаток правовой культуры — следствие недостатка культуры общей. Будем надеяться, что повышение уровня жизни народа повлечёт и рост уровня правовой культуры. Хотя, конечно, о какой правовой культуре можно говорить в эпоху бесстыднейших политических процессов и полного правового произвола?

    — В чем, по Вашему мнению, состоит предназначение юриста (адвоката)?

    — В меру своих сил и возможностей пытаться творить добро и справедливость в этом мире.

    — Какова ваша основная специализация, и кто кого выбрал? Вы ее или она вас?

    — Уголовное право и процесс. Конечно, это был мой выбор. Такие процессы держат в тонусе, а в арбитражном суде я могу просто уснуть.

    — Какие самые запоминающиеся случаи были в вашей практике?

    Мы все знаем, что оправдательные приговоры представляют реликтовую редкость в судебной практике. Полагаю, что адвокат, добившийся оправдательного приговора, должен быть удостоен звания «Героя России».

    Мой первый оправдательный был в далёком 1990 году. Группа молодых людей обвинялась в похищении человека и вымогательстве. Подсудимые утверждали, что «потерпевший» — мошенник: взял у них деньги на приобретение дефицитных тогда видеомагнитофонов и скрылся. Они-де требовали вернуть их деньги. Потерпевший эту версию категорически отвергал.

    Однако, адвокату удалось установить, что потерпевший ранее был уже судим за мошенничество, совершённое при аналогичных обстоятельствах. Более того, адвокат установил нескольких лиц, совершенно незнакомых с подсудимыми, но хорошо знакомыми с «потерпевшим». Он их уже успел «обжулить», но заявления они ещё не подали. Кроме того, были данные, что «потерпевший» неспроста «подъехал» к подсудимым. Была видна рука уголовного розыска…

    В частной беседе с «потерпевшим» все эти факты были ему изложены. С внятной перспективой подачи в его отношении заявления о новых преступлениях. Ему было предложено дать в суде правдивые показания. Он их и дал.

    Эффект был, как от разорвавшейся бомбы. Он признался, что действительно обманул подсудимых, взяв деньги без намерения что-то купить для них. Открыто заявил в суде, что является агентом УР, и был специально подведён к этой группе. Попутно «сдал» ещё одного агента УР из числа свидетелей, и тот признал факт негласного сотрудничества с органами.

    Словом, скандал был немыслимый. Тогда само слово «агент» носило гриф «совершенно секретно». Это при том, что УР успел раззвонить на всю страну об аресте «мафиозной группировки». Пришлось всех освобождать из-под стражи.

    А вот последний оправдательный был в этом, 2014 году, в одном из судов Москвы. Две женщины были арестованы по обвинению в похищении пенсионерки и покушении на завладение её квартирой. Полгода находились в женском СИЗО в Печатниках. Но адвокату удалось установить, что непосредственно перед арестом одна из обвиняемых успела сделать некий телефонный звонок. Адвокат потребовал от следователя установить человека, с которым разговаривала обвиняемая, и допросить его в качестве свидетеля. После допроса этого свидетеля, обвинения в похищении человека отпали: звонок был совершён на номер телефона, указанного в объявлении на тему «Похищена бабушка. Кто знает о её судьбе – срочно сообщите». Обвиняемых освободили из под стражи под домашний арест . Уже легче.

    А в судебном заседании, благодаря энергичной работе защитников, прокурор отказалась и от обвинения в приготовлении к мошенничеству. Чтобы «сохранить лицо» нашей юстиции, судья квалифицировала действия подсудимых по ст.127 УК РФ и освободила их от наказания по амнистии.

    — Есть мнение, что никто так хорошо не познает сущность людей, как священник, врач и адвокат. Могли бы вы приоткрыть нам завесу тайны, как повлияла адвокатская практика на ваши взгляды на жизнь, людей? Повлияла ли ваша профессия на ваши убеждения?

    — Вы забыли добавить в этот список следователя. Скажем так: всё, что я получил для работы адвокатом, вынесено мной со следственной работы. Повторю, что следствие – лучшая школа для адвоката. «Развалить» дело может только тот, кто знает, как оно «шьётся».

    — Чем Вы увлекаетесь, кроме юриспруденции? Как предпочитаете отдыхать от работы?

    — Больше всего люблю охоту со своим дратхааром Джериком. И ещё – верховую езду. Это мы с младшей дочкой оба обожаем. Что касается охоты, то некоторые «морализаторы» усматривают в ней жестокость. Не соглашусь! В России все культурные люди – Некрасов и Тургенев, в том числе – охотились с легавой собакой. Не говорю уж об Аксакове, Пришвине, Бианки.

    — Какие ваши любимые книги и почему?

    — Если о книгах вообще, то любимых слишком много. Но, пожалуй, любимейшая – это «Три мушкетёра». Если я лежу с температурой (что бывает крайне редко), я читаю именно её. Есть ещё две любимые книги – «Три товарища» Ремарка и «Прощай, оружие» Хэмингуэя. Обожаю всего Джека Лондона.

    Относительно книг «по специальности» — всем советую прочитать книги Павла Нилина «Жестокость» и «Испытательный срок». Весьма поучительно.

    — Вы начали адвокатскую практику еще в советское время. Могли бы сравнить ее с работой адвоката в современных реалиях? Что изменилось к лучшему, а что к худшему?

    — К лучшему – адвокат стал, слава Богу, независим от райкома КПСС и отдела юстиции райисполкома. К худшему – престиж профессии сильно упал «благодаря» адвокатам-«разводилам». Почитайте Юлю Пелевину, «Сенсационная правда о женских тюрьмах». Там об этом есть…

    — Как, на ваш взгляд, влияет на адвокатскую практику и рынок юридических услуг в целом бурное развитие информационных технологий и интернета? Какие плюсы и минусы привносят информационные технологии в работу юриста?

    Великолепные возможности даёт интернет! «Правовед» — классический пример сочетания юриспруденции и IT. О возможностях информационных технологий не приходится и говорить: поиск информации облегчен до минимума. «Консультант», «Гарант» и многое другое.

    — Помните ли Вы, как заработали свои первые в жизни деньги?

    — О, да! На 3-м курсе ко мне обратились двое друзей-студентов с просьбой помочь решить их трудовой спор с администрацией кафе, где они подрабатывали. Решил, не доводя до суда, с помощью районного прокурора. Каждый из них получил по 120 рублей (в 1977 году – деньги немалые!) , а я – в подарок кожаную папку с гравировкой: «В честь первого выигранного дела от благодарных истцов».

    — А насколько быстро вы стали зарабатывать на Правовед.RU или получать другой профит от сотрудничества с сервисом?

    — Практически моментально, причём даже несколько неожиданно для себя. Корифеи сайта вдруг начали распределять мне гонорар при закрытии вопросов экспертами, и клиенты, само собой.

    — Как и почему вы пришли на Правовед.RU?

    Вообще-то у меня была совершенно конкретная цель — расширение клиентской базы по уголовным делам. Цель достигнута: каждый месяц я заключаю 1-2 соглашения с клиентами, пришедшими ко мне с «Правоведа» для защиты по уголовным делам.

    — На Ваш взгляд, станет ли в будущем оказание юридических консультаций (услуг) онлайн повсеместным?

    — Думаю, да. Это очень удобная форма работы. А при том тщательном отборе юристов для оказания платных услуг, который существует на «Правоведе», качество консультаций весьма высокое. Поэтому и спрос закономерен.

    — Сегодня вы входите в число 40 наиболее востребованных юристов портала Правовед.RU. Как удалось добиться таких результатов всего за один год, что Вы сотрудничаете с сервисом?

    Всё дело, я полагаю, в качестве консультаций. Мастер не может лепить «халтуру», независимо от того, платят ему за работу или нет. Мастер всегда творит шедевр, если действительно любит свою профессию. А я её люблю.

    Кроме того, крайне важен стиль изложения. Он должен быть не только научен, но и понятен неспециалисту, и легко читаем.

    — Какие заказы на сайте в настоящее время Вам приносят наибольший доход? Ведь Правовед.RU предлагает юристам, сотрудничающим с порталом, немало возможностей для заработка.

    — В первую очередь, платные консультации, в том числе в чате. Составлением документов я практически не занимаюсь. Но основной доход получаю не от консультаций, а от клиентов, переходящих из «виртуала» в «реал».

    — Наверняка, случались какие-то курьезные случаи в общении с клиентами Правовед.RU. Поделитесь.

    — Лучше расскажу об очень трогательном случае с коллегами по «Правоведу». Я со многими уже подружился за этот год, переписываемся периодически. К сожалению, в реальной жизни нам пока встретиться не удалось, а хотелось бы. Ведь это – настоящие друзья.

    На днях рулю я во Владимирскую область, на процесс. Смартфон включён. Вдруг одно за другим приходят сообщения в чат от трёх моих друзей: «Илья, загляни на такой-то вопрос, там твой клиент». И действительно, в платном вопросе была «моя тема». Я включился в ответы, и теперь уже защищаю этого клиента на вполне реальном следствии (дело о ДТП). Спасибо друзьям! Меня очень тронула их забота!

    — Что Вы можете посоветовать своим коллегам, только начинающим сотрудничать с нашим порталом?

    — Следить за качеством ответов и их грамотностью с точки зрения русского языка, и обязательно найти свой оригинальный литературный стиль! Всем удачи! И с наступающим Новым годом!

Комментарии (76)