• 10 ОКТ 2016
    комментарии: 16

    Принудительный выкуп доли, которая совсем не малозначительная.

    Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда России впервые признала возможность лишить собственника принадлежащей ему доли квартиры, сообщает «Деловой Петербург». Права на недвижимость могут отобрать у владельца меньшей доли, если между ним и собственником большей доли в квартире вспыхнул конфликт.

    Пока принудительный выкуп в России не применялся, а если местные суды принимали решение о принудительном выселении, Верховный суд РФ отменял их. Однако, как сообщает издание, иное решение у Суда возникло по иску жительницы Васильевского острова Марии Алексеенковой к Михаилу Алексееву, купившему почти четверть века назад 1/3 долю в квартире у ее бывшего мужа после развода.

    Истица со своей дочкой владеют 2/3 в трехкомнатной квартире и с начала 1990-х годов находятся с ответчиком в состоянии квартирной войны. Она обратились в суд с просьбой признать долю соседа незначительной и прекратить его права собственности. При этом компенсацию истица была готова выплатить. Ответчик продавать свою долю соседке отказался. Верховный суд принял сторону Алексеенковой.

    По мнению управляющего партнера «Апелляционный центр» Ивана Решетникова, определение ВС крайне интересно и полезно для практики: «Делить сособственность до сих пор в России было просто невозможно, такие споры тлели и горели десятилетиями и не могли сдвинуться с мертвой точки. Механизм принудительного разделения, безусловно, был нужен, и то, что он начинает работать, — хорошо. Похожим образом в последнее время заработал механизм исключения из общества совладельцев-гринмейлеров, который долгое время был мертвым».

    Адвокат Ирина Иванова считает, что ситуацией могут воспользоваться черные маклеры: купив комнату в коммунальной квартире, они постепенно могут выселить остальных жильцов через суд.

    Определение ВС РФ от 30.08.2016 г. Дело № 78-КГ 16-36

    realty.mail.ru/news/35482/sud_razreshil_prinuditelno_izymat_doli_v_kvartirah/?utm_source=mail.ru&utm_medium=banner_5072_2320799&utm_campaign=realty.news

Комментарии (16)

  • Галина, здравствуйте! Спасибо за информацию, но я от части согласна с адвокатом И. Ивановой. Практика иногда показывает, что Верховный Суд давно не авторитет для Права, что уж там говорить о действиях районных судов. Когда хотят применяют, а, когда не выгодно, то нет

     
  • Возможность подобного разрешения данного вопроса уже давно разъяснена в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»

    36. При невозможности раздела имущества между всеми участниками общей собственности либо выдела доли в натуре одному или нескольким из них суд по требованию выделяющегося собственника вправе обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему денежную компенсацию, с получением которой сособственник утрачивает право на долю в общем имуществе.<o:p></o:p>

    В отдельных случаях с учетом конкретных обстоятельств дела суд может передать неделимую вещь в собственность одному из участников долевой собственности, имеющему существенный интерес в ее использовании, независимо от размера долей остальных участников общей собственности с компенсацией последним стоимости их доли.<o:p></o:p>

    В данном случае, ВС РФ видимо как раз и усмотрел те самые конкретные обстоятельства, которые позволили принять подобное решение.
     
  • Тоже не увидел ничего нового в этом определении от 30.08.2016 г. (Дело №78-КГ16-36). ВС РФ усмотрел процессуальные нарушения и направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. Цитирую:

    Закрепляя в пункте 4 статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации возможность принудительной выплаты участнику долевой собственности денежной компенсации за его долю, а следовательно, и утраты им права на долю в общем имуществе, законодатель исходил из исключительности таких случаев, их допустимости только при конкретных обстоятельствах и лишь в тех пределах, в каких это необходимо для восстановления нарушенных прав и законных интересов других участников долевой собственности.

    Это судами не учтено, в связи с чем выводы судебных инстанций о невозможности применения при рассмотрении данного дела положений статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации являются ошибочными. Поскольку отсутствие волеизъявления ответчика на выдел своей доли из общего имущества не является безусловным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований, постольку действие пункта 4 статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации распространяется как на требования выделяющегося собственника, так и на требования остальных участников общей долевой собственности.

    Отсутствие между сторонами соглашения о стоимости выкупаемой доли не может быть принято во внимание, поскольку в случае спора о стоимости доли она определяется судом. Пунктом 36 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6, Пленума Высшего арбитражного Суда Российской Федерации № 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», разъяснено, что вопрос о том, имеет ли участник долевой собственности существенный интерес в использовании общего имущества, решается судом в каждом конкретном случае на основании исследования и оценки в совокупности представленных сторонами доказательств, подтверждающих, в частности, нуждаемость в использовании этого имущества в силу возраста, состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей, других членов семьи, в том числе нетрудоспособных, и т.д.

    Между тем, судом, в нарушение требований статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, при решении вопроса о наличии у ответчика существенного интереса в использовании общего имущества, правовая оценка нуждаемости Алексеева М.Г. в использовании такого имущества, не дана. Судом не учтено, что спор заявлен в отношении жилого помещения, предназначенного для проживания граждан, в связи с чем формальное нахождение имущества ответчика в комнате, не используемой для проживания, не может служить безусловным доказательством нуждаемости Алексеева М.Г. в использовании жилого помещения по его целевому назначению.

    Вместе с тем, при разрешении вопроса о наличии у ответчика существенного интереса в использовании данного недвижимого имущества, в нарушение требований статей 67, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не получили оценки суда доводы Алексеенковой М.В., связанные с приобретением Алексеевым М.Г. находящегося в споре имущества, о наличии у ответчика другого жилого помещения используемого им для постоянного проживания, при отсутствии возможности достижения соглашения с истцом о порядке пользования общим имуществом квартиры № в доме по, о не осуществлении Алексеевым М.Г. обязанностей собственника по содержанию недвижимого имущества, в том числе участия в оплате коммунальных расходов, о использовании ответчиком жилого помещения не для проживания, а для хранения имущества, а также доводы ответчика о использовании данного имущества в целях извлечения прибыли. Согласно пункту 3 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации). Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (статья 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

    Таким образом, суду надлежало дать оценку соответствия отказа ответчика от выплаты ему денежной компенсации в счет стоимости принадлежащей ему доли в общем имуществе требованиям добросовестности, что выполнено не было, и судом апелляционной инстанции оставлено без внимания.

     
    • Новое в том, что такой подход теперь благословил ВС. Там же сказано, что до этого, если райсуды подобные решения и принимали, ВС их отменял.

      Разве это — не новое?

       
      • Может быть, Татьяна, может быть… А может и не быть. Я, почему-то, склонен не доверять на слово авторам таких статей. Потому что ни одного примера иных решений по аналогичным ситуациям не приведено. Ни единого. Хоть один бы для сравнения увидеть, и если он действительно аналогичный, то я готов признать, что ВС РФ в этом вопросе развернулся на 180 градусов (говорят, уже далеко не в первый раз). Кроме того, это не новое решение, окончательное и бесповоротное, а всего лишь определение об отмене (в связи с процессуальными нарушениями) и направлении на новое рассмотрение. Не исключено, что при повторном рассмотрении суд апелляционной инстанции оценит указанные ВС РФ доказательства таким образом, что ответчик окажется белым и пушистым, добросовестным, имеющим существенный интерес в использовании своей собственности по ее целевому назначению. И на этом все закончится.

        Кстати, Вам не кажется странным направление на новое рассмотрение именно в апелляционную инстанцию (в качестве причины указана «необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства»)? Может, истинная цель не в этом или не только в этом?

         
  • Странно, что не учитываются правовые позиции конституционного суда. Я считаю(придерживаясь позиций КС), что принудительный выкуп возможен лишь в том случае, если инициация раздела имущества, либо выдела из него происходит единогласно общим решением сособственников, включая сособственника, у которого в будущем выкупается имущество. При этом, выкуп возможен лишь в случае не достижения согласия (например о выкупной цене).

    В противном случае, абсолютность права собственности находится под большим сомнением.

    Еще раз повторюсь: это мнение КС, с которым я солидарен.

     
    • Николай, так ведь нет и не было никогда «абсолютности» права собственности. В какой норме говорится об «абсолютности». А вот нормы, ограничивающие это право, есть.

      Что это вообще за понятие такое — «абсолютность права собственности»?

      Абсолютность права означала бы, что его можно использовать как угодно и в каких угодно целях, в т.ч., и во вред остальным лицам. Это разве так?

       
      • Абсолютно с Вами согласен. Особенно это видно в земельном праве. Татьяна, я в своих постах просто высказал точку зрения, тяготеющую к различным доктринальным подходом, «слегка» критикуя ВС. Мы же должны заниматься самосовершенствованием? (А иначе-правовая деформация.)

        А по поводу ограниченийабсолютности, я как раз об этом и говорю, что должна быть правовая регламентация выкупа. Абзац пленума об 1/3 -это мягко говоря не норма.

         
        • Павел, ну откуда что берется? Сначала «абсолютность» права. Теперь уже «ограниченная абсолютность». Черная белизна, горячая холодность, мокрая сухость и широкая узость. Вы это самосовершенствованием называете?

           
          • Татьяна, я думаю мы вышли за пределы данного топика. Самосовершенствование-понятие субъективное. Каждый сам определяет его содержание. Повторюсь еще раз: я в своих постах отстаивал скорее принцип законности. А законы пишет законодательный орган, а не суд. Все зациклились на пленуме, а ст.235 ГК игнорируют.

             
  • что касается цитируемого постановления:

    36. При невозможности раздела имущества между всеми участниками общей собственности либо выдела доли в натуре одному или нескольким из них суд по требованию выделяющегося собственника вправе обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему денежную компенсацию, с получением которой сособственник утрачивает право на долю в общем имуществе.<o:p></o:p>

    В отдельных случаях с учетом конкретных обстоятельств дела суд может передать неделимую вещь в собственность одному из участников долевой собственности, имеющему существенный интерес в ее использовании, независимо от размера долей остальных участников общей собственности с компенсацией последним стоимости их доли

    Ключевой момент в данном постановлении:"............по требованию выделяющегося собственника..........". Полагаю, что без волеизъявления выделяющего сособственника принудительный выкуп не возможен до тех пор, пока не внесены изменения в законодательство, так как в разделе прекращение права собственности отсутствует такое основание. Расширительное толкование норм о выкупе без системного применения норм раздела о ''прекращении права собственности''(а список данного раздела оснований является закрытым) приводит к таким правовым позициям, которые противоречат Конституции

     
    • Так этот ключевой момент указан в первом абзаце п. 36, а в указанном гражданском деле ВС РФ ссылается на второй абзац: «В отдельных случаях с учетом конкретных обстоятельств...» Не путайте. Тем более, в этом же определении ВС РФ указывает на неверность Вашего толкования, полагающего упомянутый момент «ключевым», без которого, якобы, иные сособственники связаны по рукам и ногам, ничего не могут поделать, только могут ждать волеизъявления собственника меньшей доли о выделении. Нет, они также своим волеизъявлением могут инициировать процедуру перехода права на эту долю с выплатой компенсации стоимости доли. Правда, только «в отдельных случаях» суд может их требования удовлетворить.

       
      • Я понимаю о чем вы говорите и ничего не путаю. Я лишь, анализируя судебную практику(включая правовые позиции пленумов), высказывая мнение о том, что права человека(включая право собственности) могут быть ограничены лишь ФЗ, при этом в таких законах(не только касаемо принудительного выкупа) должна быть четкая правовая регламентация таких действий( и любым иных действиий, ограничивающих право собственности).

        Более того, я был бы согласен с данными правовыми позициями, если бы они были закреплены в ФЗ.

        Но заниматься нормотворчеством, указывая, что '' В отдельных случаях с учетом конкретных обстоятельств дела суд может передать неделимую вещь в собственность одному из участников долевой собственности, имеющему существенный интерес в ее использовании, независимо от размера долей остальных участников общей собственности с компенсацией последним стоимости их доли'', это за пределами компетенции.

        Я рассуждаю с точки зрения доктрины… А мы юристы должны делать именно так. А как юрист в суде будет мотивировать свою позицию, каждый решает сам. Я лишь привел одну из них, поддерживаемую немалым колиичеством цивилистов.

         
        • 1. Возможность принудительного выкупа малозначительной доли (при отсутствии согласия собственника) закреплена в п. 4 ст. 252 ГК РФ.

          2. В указанном Определении ВС РФ четко называет 1/3 долю ответчика малозначительной.

          3. Если толковать фразу из ППВС (в частности, «остальных участников») буквально (т.е. в смысле «независимо от размера долей остальных участников общей собственности, кроме участника, требующего передачи ему доли и участника, чью долю он требует»), то никакого нарушения требований ГК РФ (о малозначительности) не усматривается.

           
  • Возможно вы и правы.Я толкую данную ст. во взаимосвязи со п.1,2,3, с учетом правовой позиции КС, а так же норм о прекращении права собственности.Вы ссылаетесь на пленум, который определил малозначительную долю. При этом, пленум должен ссылаться на закон, а не устанавливать квазинормы… А норм об 1/3 то и нет.

    Еще раз Михаил: логика понятна, но она не должна противоречить действующему законодательству(Пленум не панацея), даже если так надо во благо.

     
  • "Вы ссылаетесь на пленум, который определил малозначительную долю. При этом, пленум должен ссылаться на закон, а не устанавливать квазинормы… А норм об 1/3 то и нет".

    Николай, простите, Вы нигде не ошиблись в выборе слов в этой фразе? Я ссылался на обсуждаемое Определение ВС РФ по конкретному делу, в котором в свою очередь есть ссылка на ППВС («Пленум»). Фраза из ППВС, указанная в Определении, на мой взгляд, является всего лишь толкованием нормы п. 4 ст. 252 ГК РФ, причем, совсем не расширительным. И соответствует полномочиям «Пленума» толковать нормы и давать указания об их единообразном толковании судам. Малозначительной 1/3 долю ответчика только в этом конкретном деле «обозвал» не «Пленум», а СКГД ВС РФ. Это не означает, что теперь все доли в размере 1/3 будут малозначительными по всем делам. Малозначительность доли — исключительно оценочное понятие, законом не конкретизированное, вследствие чего при его толковании и применении суды ограничены только формальной логикой. Так? Т.е. 1/2 доля и более уж никак не может быть малозначительной. А вот менее 1/2 — почему бы и не признать малозначительной в конкретном случае в зависимости от размеров других долей?