Бесплатная консультация юриста в Москве
8 499 705-84-25
Поиск
  • 31 МАР 2014
    комментарии: 5

    Часть III Рядом - значит вместе. Особенности защиты по делам о незаконном обороте наркотиков предусмотренных ст. 228.1 УК РФ. Хроника одного дела.

    Пытаясь разобраться в обвинении, по этому поводу, вспомнился сатирик Жванецкий, с его крылатым выражением: «Что охраняем, то и имеем»))

    Причем умозаключения, о том, что П. приобрел у С. героин за 1000 рублей, часть которого П. употребил совместно с Г., и у П. которого в последствии в организме обнаружили аж три вида наркотических препаратов!!!, являющийся наркозависимым, вменяют в вину, что якобы П. оставшуюся часть, готовился кому-то сбыть, и которое ему самому же жизненно необходимо, противоречит здравому смыслу.

    Личностные изменения настолько велики, да он за свой наркотик родину продаст, хоть большую, хоть малую, об этом поведает любой мало мальски знающий врач-нарколог.

    Какая может быть «разведка», если мой подзащитный, практически был если не в «отключке», то близко к этому, поскольку перебрал с фармакологией и заблудился в буквальном смысле в месте совершения сделки «продавца» с «покупателем».

    Поскольку мой подзащитный находился уже на дне ситуации, меня уже ничего не сдерживало, следовало оттолкнуться от этого дна, чтобы потом всплыть на поверхность.

    Ситуацию по делу, была выровнена защитой во время судебного следствия, именно в мелочах таились ключи к правосудию. Бессмысленно пересказывать весь протокол, судебное слушание суда первой инстанции, длилось с марта по июнь 2013 года. Пришлось «выбивать» буквально по крупицам показания свидетелей-полицейских в части обвинения в том, что не доказано, а также выводить на «чистую воду» свидетеля Г. давать развернутые показания моему подзащитному, в том числе, где на предварительном следствии, они были скомканы и давали двойное толкование.

    Очень, мудрый опытный коллега, прослуживший в адвокатуре около 50 лет, так мне осторожненько, посетовал, что у судьи Комаровой «обвинительный уклон», в глазах своего коллеги я прочитал, что моему подзащитному — «крышка».

    Ну чтож, значит будем сражаться дальше, о том что судья Комарова беспредельничает, (прошу не путать с «обвинительным уклоном») знают все коллеги, которые уже давно в профессии.

    В ходе допроса Председательствующая судья Комарова, задавала такие незаконные вопросы, которые в других судах задавали лишь государственные обвинители, а я выходил с прошением об их (вопросов) снятии, и председательствующий эти вопросы снимал.

    Но в этом процессе, судья превзошла гособвинителя, поскольку сам гособвинитель ни ХХХ не знал по существу обвинения, само гособвинение выглядело нелепо, поскольку последние менялись в процессе как хоккеисты на хоккейной площадке.

    Интересный момент, обвинение утверждал Прокурор ЗАО г. Москвы (для не москвичей западного округа), а обвинение поддерживала Никулинская районная прокуратура.

    Уже под занавес данной баталии, когда развязка должна была произойти в считанные дни, на спасение ситуации с этим бредовым обвинением, вместо юниоров-помощников старлеев и капитанов (кто не знает звания: старший лейтенант – юрист, капитан – старший юрист), уже стал выходить в процесс заместитель прокурора — советник юстиции (подполковник).

    Примечательно, когда моя позиция защиты, возымела шансы на свое существование, а обвинение стало пробуксовывать, гособвинение решило подключить тяжелую артиллерию в виде шефа.

    Этот заместитель прокурора так внимательно меня разглядывал, пронизывающий взгляд, слегка прищуренные глаза, выдавали человека из правоохранительных органов, даже если бы вместо мундира, на нем была гражданская одежда, словно я пришелец из космоса, а не защитник, сделал порыв что-то сказать мне, и опять же, что-то его удержало.

    Возможно, несостоявшееся попытка поиграть в американское правосудие, или что-то сказать другое, заместитель прокурора, ведь все-таки женщина с крепкими загорелыми ногами, загар не наш — тропический)),

    Да я всегда За, послушать хорошего человека. Тем лучше, думаю, помощникам не нужно будет советоваться с шефом по телефону, шеф будет принимать решение на месте по ситуации.

    Постоянное нахождение гособвинителя в кабинете судьи, подчеркивало свое превосходство над защитой и не только сопричастность, но и соавторство при постановлении приговора.

    Да пусть они его этот приговор вместе пишут, хоть в четыре руки, если моя позиция, выверенная и грамотная, она устоит.

    По ходатайству гособвинения были приглашены дополнительные свидетели обвинения, свидетели были допрошены, во время моего допроса, их ценность как источников информации, скатилась на «нет».

    Из неофициальных источников получаю информацию, что один эпизод по сбыту желают оставить, другой исключить, однако меня картина не радует, поставил сверхзадачу, доказать неправомерность обвинения по двум эпизодам сбыта, защита признает, приобретение и хранение, без цели сбыта по ч.1 ст. 228 УК РФ — это законное обвинение.

    Все, исследовать больше нечего, сбыт не доказан, по моим расчетам, но обвинению и суду нужен сбыт дозарезу. Объявляются прения.

    В прения выходим без подготовки, я специально не просил для этого время, поскольку мне есть чего сказать и оценить доказательства на относимость, допустимость, достоверность. А как же гособвинитель? Он то что будет в прениях объяснять, куча обвинительных доказательств и как правило косвенных, и все мимо в судебном следствии, по содержанию, они пустые.

    Речь гособвинителя меня поразила своим объемом и краткостью, ст.ст. 30 ч.3, 228-1 ч.2 п. «а, б»; ст.ст. 30 ч.1, 228-1 ч.2 п. «а, б» УК РФ в отношении моего подзащитного доказана полностью!!! И все…. Больше ничего. Чем доказана, какими доказательствами???, словно обвинитель во время следствия не в зале находился, и не участвовал в деле, а был или в другом процессе или в коридоре сидел.

    Попросил, наказание от души — 9 лет 6 месяцев, колонии строгого режима, с учетом не снятой и не погашенной судимости ранее.

    Мезансцена такая, мать моего подзащитного обливается слезами, судья потупив голову смотрит вниз, у меня родилось подозрение что судье неудобно как-то, гособвинитель ждет и смотрит на меня что буду объяснять суду.

    Мне удалось не применять ненормативную лексику при исследовании доказательств в противовесе мнению обвинения, особую роль отметил и отвел, так называемым обвинительным доказательствам, при их оценке данной мной, судья пыталась сдержать мои негодования, по поводу оценки их гособвинителем, а вернее отсутствие оценки и оставление квалификации в неизменном виде.

    Я конечно судью по человечески понимаю, система не дает ей большого выбора, а бредни о независимости судий, остается хорошим тостом во время застолья к стремлению на пути к правосудию.

    Провозглашение приговора, квалификация по ст.ст. 30 ч.3, 228-1 ч.2 п. «а, б»; ст.ст. 30 ч.1, 228-1 ч.2 п. «а, б» УК РФ остается неизменной, однако интересный реверанс, срок наказания согласно приговора назначается 6 лет 6 месяцев строгого режима.

    Однако, разница 3 года, если квалификацию не трогать очень даже не плохо, (причем в редакции УК РФ 2010 года, до усиления) можно сказать зер гут.

    И тут другая дилемма, после весенних изменений в УПК РФ весной прошлого года, поменялись правила игры в обжаловании, и сейчас уже суды не связаны с позицией суда первой инстанции о наименее тяжком наказании, и могут апелляционным определением назначить наказание выше, чем суд первой инстанции.

    Обжаловать? Ой, ой, ой с направлением апелляционной жалобы в момент возникнет апелляционное представление прокурора на мягкость наказания, железное правило прокуратуры. А оно будет несомненно, проверено временем.

    Принимаю решение, в апелляцию не ходить, бессмысленно, глупо и опасно. Представление что вверху сидят умники, а внизу дурачки – примитивно. На этом первый этап битвы закончился.

    Не обжаловать приговор в апелляционной инстанции, это не значит отказаться от обжалования вообще. После вступления приговора в силу, минуя минное поле в апелляции, приступил к обжалованию в суде кассационной инстанции, хуже не сделаю, а улучшить ситуацию постараюсь.

    Что и сделал. В кассационной жалобе описана вся моя позиция по делу, как в суде первой инстанции, с учетом ступившего в силу приговора. Прилагаю свою кассационную жалобу в общую копилку.

    На сайте Мосгорсуда, отследил ее движение, моим делом заинтересовались и истребовали из районного суда, еще одно чудо, мне позвонили на мобильный телефон и сообщили, мою жалобу приняли и назначили дату рассмотрения в Президиуме Мосгорсуда. Всем небезизвестный зал Президиума 205

    Первый приход в Президиум, осечка, отложили на две недели, решили повнимательнее исследовать, замечательно я только За.

    Ну а 13 декабря 20013 года, в составе Председателя Мосгорсуда, Егоровой О.А. она же Председатель Президиума, пришлось отстаивать свою жалобу, объяснил как мог позицию попросил чего попросил в жалобе. 

    Постановление президиума Московского городского суда от 13 декабря 2013 года  по делу №44у-350/13 официально опубликовано.

    Итог: по ст. 30 ч.3, 228-1 ч.2 п. «а, б» УК РФ – оправдание.

    по ст. 30 ч.1, 228-1 ч.2 п. «а, б» УК РФ – переквалификация на ч.1 ст.228 УК РФ

    По наказанию: 2 года 6 месяцев колонии, общего режима.

    Кассационная жалоба удовлетворена полностью,  мой подзащитный собирает в этом году вещи и с недели на неделю возвращается домой. Правосудие в нашей стране все же случается, в это надо только верить.


Комментарии (5)

  • Браво, коллега! Терпение и труд всё перетрут, в том числе и здоровье :)))

    У меня как-то без особого пафоса. Щёлковский суд, сбыт и хранение с целью сбыта. Доказал в суде, что цели сбыта при хранении не было. Судья согласился с доводами защиты. Прокурор ничего не обжаловал. Срок наказания назначен минимальный.

    Аналогичная ситуация возникла в Хорошевском суде. Судья поступил иначе: квалификацию оставил прежнюю, но наказание назначил ниже низшего предела. То есть результат достигнут тот же, желаемый нами. Мы не обжаловали.


     
    • Илья Юрьевич, я не очень сильна в уг процессе, поэтому спрашиваю у вас. Слышала, что когда судья назначает наказание ниже чем предусмотрено санкцией статьи, к судье могут быть большие вопросы в том числе проф характера. Как это обычно решается?

       
  • Ира, точно не в курсе. У судья районного суда есть куратор в МГС, он и даёт выволочку.

    В приведённом мною случае для назначения наказания ниже низшего предела были вполне законные основания. Личность подсудимого и обстоятельства содееянного позволяли судье это сделать.

     
  • Да, таким результатом можно гордиться.

    Мои поздравления!

     
  • Результат выше всяческих похвал!

    Только здесь скорее свершилось не правосудие (точнее, оно свершилось, но не было самоцелью), а оборвались ниточки конкретного "… судия", то есть той неизвестной закону формы судопроизводства, куда каждый судья районного звена вкладывает толику своего обвинительного опыта.